Все о птице грач

Вороны и грачиные гнезда

Они стали для нас хорошими знакомыми за эту зиму – эти немногословные птицы в черном монашеском одеянии без каких-либо намёков на украшения. В холодное туманное утро, в то время, когда густая изморозь урывала бурьян, а также блёклые кусты, электрические провода и голые кроны деревьев, они очень долго, молча, сидели на белоснежных тополях и величественных кленах, и в лучах утреннего солнечного диска нам казались седыми их спины, видимо, от дыхания, намерзшего за ночь на перо. Давно вороны и галки по своим привычным местам разлетелись, только грачи все сидят, распушив свои перья: пусть хоть маленько потеплеет. Не эти озябшие птицы и не те, что днем расхаживают по дорогам, ссорятся с воронами из-за куска, а покрытые снеговыми нахлобучками перекосившиеся гнезда на березах, ветлах и осокорях напоминают о крикливых весенних сборищах.

Тысячи чужих грачей остаются ежегодно зимовать в наших городах, но мы, поглядывая на эти гнезда, ожидаем горластых спутников весны задолго до ее прихода. Иногда из гнезда торчал в зимний день черный, вздрагивающий хвост — это, спрятавшись от своих, чтобы спокойно перекусить, топталась на гнезде с мерзлым куском ворона. В оттепель у двух-трех гнезд часами сидели парочки настоящих хозяев, почему-то все чаще и чаще остающихся зимовать на месте. Они были миролюбиво настроены по отношению ко всем воронам, к галкам и грачам, дремавшим рядом, но весны они не делали.

Но когда поплывут по ясному, отмытому небу белые облака хорошей погоды, когда мартовское солнце будет день-деньской плясать в миллионах ручьев и ручейков, когда забелеют серебристые барашки на вербах — зашумят весенним гамом грачиные городки. Мимо сел и городов, тесня отступающую зиму, с теплыми ветрами потянут черные колонны. В них не бывает четкого порядка и строя, как в гусиных станицах, однако никто не отстает, никто не сворачивает в сторону. Их не испугает, не погонит назад незлое, кратковременное ненастье с метелью или даже морозом. Такая контратака зимы не раз заворачивала назад разогнавшихся было скворцов, зябликов, дроздов, но только не грачей. Раз прилетели, значит, отступать некуда.

К этим колоннам зачастую пристраиваются попутчиками серые вороны: как-никак, а прожили бок о бок почти полгода, деля многие опасности и невзгоды, пожалуй, поровну. Но именно в этой дороге кончаются соседские отношения: ни вороне, ни сороке нельзя близко показаться от занятой гнездовыми делами грачиной колонии. А вот к присутствию патриарха своего черного семейства, ворона, грачи относятся терпеливо. И не потому, что ворон миролюбив, а потому, что он еще в феврале, достроив немного какое-нибудь гнездо на окраине, уже занялся насиживанием. Такого попробуй тронь! Он так и живет здесь до середины лета, выкармливая потомство и не вызывая своим поведением недовольства общины, Он и сам близко не подпустит сюда серую ворону.

Позволяют жить в своих владениях грачи не только ворону. Галка, пустельга, кобчик, даже кряква тоже пользуются свободными гнездами, хотя их не всегда хватает и половине желающих. Грачи знают, что от этих четверых ничего плохого ожидать нельзя, они не соблазнятся чужими яйцами или беспомощными птенцами, оставленными на секунду без присмотра. А воробьи сами как хозяева живут в тех же колониях, выбирая удобные места в щелях между грачиными гнездами.

Грач всегда относился к птицам, согласным с поговоркой «в тесноте, да не в обиде». Не так редко приходится видеть, как начатые строиться отдельно два гнезда становились одним. В Каменной степи, в древних лесополосах есть такие деревья, которые увенчаны сплошными гигантскими шапками, где не различить каких-то отдельных гнезд. В Липецке, в самом его центре, стоит ясень – раскидистый и широкий. На нём умещается целая сотня гнезд, но дерево это вовсе не чувствует себя хуже.

Время от времени появляются новые грачиные семьи, год от года растут грачиные поселения. Каждую весну в них идет большое строительство. У кого прежнее уцелело, его еще можно достроить, оно от этого только надежнее станет. У кого летом или осенью все разметал и сбросил ветер, те тоже быстро укладывают новое. Те, у кого ничего не было, начинают впервые, и не сразу дело клеится.

Молодую пару грачей всегда можно определить по тому неумению, с которым эти птицы обустраивают свое гнездо. Раз за разом упорно мостят они прутики в свободной развилке, раз за разом рассыпается недостроенное гнездо. Другой раз неудобную для них веточку весь день могут укладывать по очереди. Ведь если не получается у одного, то получится у другого: и он берется за это дело, но нет никаких признаков того, что он это лучше умеет делать. Выбранная парой развилка даже снизу выглядит ни на что не годной, но то ли своим умом дойдут, то ли подсмотрят у соседей, а все-таким сами, без какой-либо посторонней помощи грачи всегда доведут своё долгое строительство до конца и всегда именно там, где начали. А если после несчастного случая придется снова строить, то работа уже идет споро.

Грачи никогда не поднимают прутики для своего гнезда с земли: но именно в том случае, если есть с чего ломать. Нередко и гнездо могут разобрать, оставленное кем-то без присмотра. И сделают это сообща и очень быстро. Но для того чтобы выстелить лоток у гнезда, грачи собирают с земли не до конца просохшую ветошь: либо это будет старая трава, либо лист, иной раз в расход пойдут обрывки бумаги, лоскутки или клочки шерсти. Там наверху на ветерке, на солнышке скорее подсохнет. А пока проходит строительство, от темна до темна гремит грачиное племя. Без конфликтов тоже не обходится. Но лишь усядутся грачихи на яйца, тихо становится тут. Что ни день, будет густеть молодая листва на деревьях. Она скроет и десятки огромных гнезд, и сидящих возле них задумчивых грачей, будто нет никого наверху, кроме нескольких воробьев, поселившихся в той же колонии, но еще не устроившихся как следует. И тогда мы вновь перестанем замечать тех, кого больше всего и с таким нетерпением ждали в марте, чье появление звучало как пароль весны: «Грачи прилетели!»

Несмотря на технологический прогресс, до сих пор остается много мест с мануфактурным методом труда. Ручной труд дешевой рабочей силы предпочитают многие недальновидные люди. А ведь за счет введения токарных станков нового образца в производство можно значительно улучшить общую производительность. Что соответственно скажется и на рентабельности, и на общей эффективности всего процесса. Не стоит пренебрегать современными новшествами — раз их освоив, потом можно будет долго наслаждаться их плодами.