Рассказ про овечку

Сказка про утку.
Над зеленым-зеленым морем
Пестро-серая утка летала
И каждой встреченной птице
Лишь один вопрос задавала:
Не видали ли вы утенка,
Желтого, с серой спинкой,
Потеряла я ребятенка
Непоседливого, непослушного.
И ей чайки в ответ отвечали:
Твоего мы ребенка видали,
Только где он – тебе не скажем,
И пути тебе не покажем.
Поплыла наша утка дале,
Увидала гагарок стаю:
Может, вы видали утенка,
Непоседливого ребенка?
Га-га-га – подхватили гагары,
Про утенка не скажем даром,
И за деньги тоже не скажем,
Можешь не уговаривать даже.
Опечалилась серая утка,
Отдохнуть решила минутку.
А на камне прибрежном сером
Отдыхали толстые нерпы.
Может, вы видали утенка,
С пестрой грудкой и шейкой тонкой?
Такой желтый, такой пушистый,
Одуванчик мой золотистый?
Не ответили толстые нерпы:
Ни к чему тратить уткины нервы,
Намекать ей даже не надо,
Где ее непослушное чадо.
Только старая черепаха,
Бестолковая черепаха,
Беспардонная черепаха
Рассказала ей все без страха:
— Такой желтый, такой пушистый,
С серым хвостиком, красным клювом?
— Да-да-да, это мой сыночек,
Мой пушистый родной комочек,
Говори ж, окажи услугу!
— А его подстрелили люди!
Нынче днем приплывала лодка
С подгулявшими рыбаками,
И из странной короткой стали
Они по нему стреляли.
Раз 15 наверно стреляли,
А потом, наконец, попали.
И от дикого, страшного горя
Утка взмыла ввысь в поднебесье,
Пару раз крылами взмахнула
И упала вдали за лесом.
И когда она умирала
Среди бурой листвы опавшей,
Вдруг услышала шорох знакомый
Позади себя, в дикой чаще.
И с трудом повернувши шею,
С каждым вздохом своим слабея,
Она вдруг увидала сына
Вот он — целый и невредимый!
Оказалось, ее сыночек
Захотел прогуляться очень
И удрал из гнездышка просто,
Потому что хотел быть взрослым.
Мораль:
Дорогие родные дети!
Никогда ни за что на свете
Не ходите без спроса из дома
по друзьям своим и знакомым,
По соседям и по подружкам…
Сердце матери – не игрушка!
Сказка про голубого птеродактиля.
Жил на свете птеродактиль,
Гордый, сильный и большой.
Но никто не знал, что был он
С журавлиною душой.
Что мечтал о перелетах
Через реки и моря,
Что ему ночами снились
Крылья-ноги журавля.
И когда он лихо танец
Журавлиный танцевал,
То никто его из стаи —
Скажем так — не понимал.
В птеродактильем единстве
Выделялся резко он:
Добрый доктор-бронтозавр
Прописал ему гормон,
Мама плакала украдкой,
Наблюдая коленца,
Что выкидывал вприсядку
Птеродактиль у гнезда.
И соседи-диплодоки
Рассуждали меж собой:
«Что за странные заскоки
У соседа с головой?»
Но однажды катаклизмы
Cотрясли уютный мир,
И за миг мороз трескучий
Землю инеем покрыл,
И покрылись динозавры
Толстой коркой ледяной.
Выжил только птеродактиль,
Согреваемый мечтой.
Он взлетел в ночное небо
И познал, как мир велик.
И над всей землей раздался
Журавлиный птичий крик.
Динозавры, коченея,
Взгляд подняли к небесам:
«С неразумного соседа
Брать пример бы надо нам!»
И когда настало утро
Яркой вспышкою зари,
То над небом полетели
Голубые журавли.
Страна-Банания.
Под жарким банановым солнцем,
Меж пальмами с обезьянами,
Нашли папуасы приемник
С какими-то песнями странными.
Ломая расхожие штампы,
Их техника не удивляет,
Давно там читают под лампой,
В стиральной машинке стирают.
Раз Африка – значит, не люди?
Одежда такая — и что же?
Вы сами в такую погоду
Вот так же ходили бы тоже.
Мы музыку любим с пеленок:
Попляшем под эти аккорды!
И звери смотрели спросонок,
Вертя удивленные морды,
Как чинные аборигены,
Лоснясь при полуденном зное,
Плясали унылую песню
О жгучем сибирском морозе.
«Ой, мороз-мороз,
Не морозь меня!»
А вокруг песок,
А вокруг жара.
«Не морозь коня,
Ой, мороз-мороз!»
Что такое конь?
Зебра без полос.
Бегом, вкруг банановых грядок
Кружили под звуки метели,
И хлопья песка из под пяток
Как снежные вихри летели.
Устали. В пустыне непросто
Плясать, словно дикие козы.
Ну, что же, зато мы узнали,
Что значит «ветра и морозы».
Сказка про овечку и волка.
Подружился волк с овцой.
Дружбе этой непростой
Все вокруг не верили.
Овцы дружно блеяли:
«Ты, кума, ему не верь,
Волк – такой опасный зверь,
Зубы словно пилы,
Да и сам не хилый».
У волков такой же ор:
«Ты, волчище, наш позор,
С шашлыком гуляешь,
Нас не уважаешь!»
Но не слушали друзья,
Что твердила им родня,
И все крепла дружба:
Верить людям нужно!
Каждый вечер волк один
Приходил к овце в овин,
Тихий скрип – овца за дверь:
«Здравствуй, милый, добрый зверь!»
И брели гулять в поля
Закадычные друзья
Тихой ночью летней,
Несмотря на сплетни.
Волк овечке признавался:
«Как с тобою повстречался,
Растерял всю злость и пыл.
Раньше зайцев я ловил,
И, порой, признаюсь прямо,
Я не брезговал бараном.
Но теперь я ем одну
Только травку-лебеду».
Тихо таяла овечка,
И рвалось ее сердечко
К ловеласу серому,
Ловкому и смелому.
Чередой бежали дни,
И, прогнозам вопреки,
Был союз их очень дружен.
И однажды вдруг на ужин
Волк овечку пригласил:
«Я сегодня так простыл,
Не смогу к тебе прийти,
Ты больного навести!»
Собралась овечка молча
И к норе помчалась волчьей.
Заглянула к ним в окно —
Видит, ждут ее давно.
Волк встречает у дверей,
Полна горница гостей,
В середине круглый стол,
А на нем лежит топор.
Призадумалась овца:
«Может, я сегодня зря
Через горы и леса
Навестить тебя пришла?»
Опускает волк глаза:
«Ты прости меня, овца,
Это папа мне сказал,
Чтобы я тебя позвал».
Говорит ему овца:
«Не волнуйся за меня.
Я ведь так и так умру
Завтра рано поутру.
Я сейчас иду с рентгена,
Я ведь тоже приболела.
У меня опасный вирус,
Я вчера им заразилась
От свиньи, что к нам пришла
И к полночи померла».
Волки крикнули: «Хозяин,
Мы такое есть не станем,
Мы боимся заразиться!
Ты иди, овца, лечиться.
Лучше мы тебя потом
К нам на праздник позовем».
И пошла домой овца
Через горы и леса.
Так закончилась печально
Дружба волчья и баранья.
Мораль:
В этой сказке нет морали.
Если вы себя узнали,
Только вам одной решать,
Можно ль волку доверять.
А это акростих, его надо читать по вертикали (заглавные буквы в строчках).
Сказка про медвежонка, нашедшего осиное гнездо.
Летней ночью медвежонок
Ежевику собирал,
На кустах нашел спросонок
Он какой-то серый шар.
Что такое? Вкусно пахнет,
Как-то полднично на вид,
Если лапой пошатаешь —
Потихонечку гудит.
Он ходил вокруг, ходил,
Скребся, нюхал, слушал,
Вроде, ясно: это сыр,
Я такое кушал!
Щелки-глазки загорелись,
Аппетит немеренный:
Если это можно есть,
То должно быть съедено.
Сильно вздулись волдыри…
Ясно, кто там жил внутри?
Кокеши.
Доча, ложись, закрывай свои глазки,
Я расскажу тебе старую сказку,
Сказку иль быль – уж не помнит никто,
Слушай… Когда-то давным-предавно
Голод случился в далекой стране,
Там, где рождается солнце в воде,
Там, где живут золотые драконы,
Где император диктует законы.
Неурожайные выдались годы:
Риса погибли зеленые всходы,
Рыбу так ждали – она не пришла.
Страшную подать зима собрала.
И вот наконец-то настала весна,
Но некому было засеять поля,
Все люди без сил оставались в домах,
Последний кусок своим детям отдав.
И вот император, бессилье скрывая,
Великий совет во дворце созывает
И им сообщает решенье свое,
Бесстрастно-безжалостным было оно.
Пусть каждый родитель ребенка берет
И в сопки, подальше от дома, ведет.
Так взрослые смогут до лета дожить
И заново нашу страну возродить.
И люди, подвластные воле судьбы
И вере правителя в счастье страны,
Рыдая, в глуши оставляли ребят:
Пусть боги лесные вам жизнь сохранят.
Но не было шанса на жизнь у детей —
Голодным был год и для диких зверей.
И в каждом дому зажигалась свеча,
Чтоб память почтить своего малыша.
И мама одна, проводив свою дочь,
Сидела, безмолвно уставившись в ночь,
И в шорохе каждом ей слышался зов
И стук по дорожке родных башмачков.
И, страстно желая, чтоб дочка жила,
Чтоб рядом осталась хотя бы душа,
Она мастерит деревянную куклу,
Как дочка, красивую, милую, хрупкую,
Рисует ей глазки, и брови, и рот
И песню, что пела ей в детстве, поет.
И шьет для нее разноцветные платья,
И с ней засыпает ночами в кровати,
И ниткой надежды стал брус расписной
На то, что ребенок вернется домой.
И верили люди… И куколок этих
Назвали Кокеши – забытые дети.
С тех пор не одно поколенье прошло,
И яркие куклы в цветных кимоно
Утратили смысл сохраненья души
И как сувениры по миру пошли.
И вот на Руси, подоплеки не зная,
Понравилась людям игрушка такая.
Ее мастерили с теплом и любовью
И имя ей дали по-русски простое:
Матрена, Матрешка, малышка в платочке –
Веселые глазки, румяные щечки…
Так дом обрела на далекой Руси
Кокеши – девчушка восточной страны.

 сказка про овечку для малышей

В одном сказочном лесу жили-были маленькие овечки. Их белые шкурки были такими пушистыми-пушистыми, что иногда кажется, будто не овечка гуляет по зимнему лесу, а небольшой шарик из снега шагает к вам на встречу, округлив голубенькие глазки.

Овечки жили дружно в маленьких домиках, топили дровами печь, а по утрам доставали с сеновалов сено, которое было ими заготовлено на зиму, чтобы позавтракать.

Однажды овечки узнали о том, что существует зимний праздник, который возвещает о наступлении Нового года. Как это произошло? Одна из белоснежных овечек заблудилась в лесу и набрела на деревню, в которой жили люди. Подойдя к деревенской избе, она увидела сквозь тусклое окно ёлочку, которую дети наряжали разноцветными шарами и гирляндами. Овечка, наблюдая за волшебством, происходящим в комнате деревенского дома, решила обязательно рассказать об этом другим сахарным овечкам, если ей удастся добраться до своей маленькой хижины. Она ещё долго наблюдала за людьми, подслушивала их разговоры. Она увидела, как мама детей вынимает сладкие пироги из печи, как папа, прячась в сенях, мастерит для них подарки из дерева, и поняла, что все эти приготовления и суета связаны с наступлением праздника, который бывает раз в году, и праздник этот носит название «Новый год».

Конечно, овечка нашла свой дом и, радостно обнимая сородичей, которые переживали за неё всё это время, рассказала им о том, как люди наряжают ёлочку, как они готовятся к наступлению праздника, приготавливая сладости и подарки. Белоснежные овечки, выслушав внимательно пушистенькую подругу, тоже решили отпраздновать Новый год.

Но, как и, главное, чем наряжать ёлочку? Не было у овечек разноцветных стеклянных шаров, которые отражали падавший на них свет радужными бликами… Не было у овечек и мишуры, делающей ёлочку ещё более стройной и красивой… Не было у них и гирлянд с лампочками разных цветов… Овечки приуныли, расстроились и уж было решили совсем не отмечать зимний праздник, как одна из них, та самая, которая заблудилась в лесу и случайно вышла на поселение людей, предложила украшать ёлку фруктами, а на её макушку вместо звезды надеть старые часы с кукушкой и маятником.

Как обрадовались овечки! Ведь фрукты у них как раз были припасены ещё с прошлой ярмарки! Самая шустрая из белоснежных овечек тут же принесла мешок с фруктами из погреба, а другая залезла на сеновал, где помимо сена бережно хранились овечками старые вещи, среди которых были часы с маятником и кукушкой. Вместо мишуры овечки решили украсить ёлку кудрявыми стружками из дерева, которые они предварительно покрасили в голубой цвет.

Овечки не срубили ёлочку, как это делают люди перед тем, как её украсить, а нарядили украшение Новогоднего праздника прямо в лесу, обрадовав не только своих маленьких деток-овечек, но и других жителей леса. Овечки любили природу и ценили каждое деревце, которое росло в лесу, поэтому и не срубили ёлочку. Пушистые ветки красивого зелёного даже зимой дерева украсили фрукты, привязанные к ним разноцветными ленточками.

Наступил Новый год. Белоснежные овечки закрутили хоровод возле наряженной на праздник ёлочки, после они дарили друг другу подарки и весело обнимались. Счастливые и довольные овечки после праздника отправились по своим маленьким домикам отдыхать.

Автор и иллюстратор: Юлия Раенко