Птица с синей грудкой

Подвиды

У варакушки выделяют множество подвидов:

Ниже — описание некоторых подвидов.

Скандинавская варакушка, Luscinia svecica svecica L. У взрослого самца общая окраска верха весной бурая или серовато-бурая, надхвостье рыжее; средние рулевые бурые, остальные двуцветны — черноваты или тёмно-буры у вершины, рыжие у основания (рыжий цвет обычно занимает более половины длины пера); бровь беловатая; горло и зоб синие, с ржавчато-рыжим пятном на середине; рыжее пятно иногда окружено белым; синее поле окаймлено снизу черноватым полукольцом, за которым следует рыжее полукольцо, идущее поперёк груди; подкрылья охристые, остальной низ белый. Радужина бурая, ноги черноваты, клюв чёрный. В свежем осеннем пере верх самцов более сероватый, широкие светлые каёмки перьев более или менее прикрывают яркие цвета низа. Крыло крупное, около 70—80 мм. Скандинавия, в бывшем СССР — в Лапландии, точные границы не ясны. Зимовки в северо-восточной Африке и северо-западной Индии.

Североевропейская варакушка, Luscinia svecica grotei. Мельче предыдущей, крыло не длинней 75 мм. Северная полоса европейской части бывшего СССР от полуострова Канина на восток, Западная Сибирь до Таймыра. Южная граница около 60° с. ш. на западе, затем — до северных частей Московской области и средней Волги (к югу до бывшей Саратовской губернии), южная граница в Западной Сибири не выяснена. Зимует в Индии и Иране, быть может, в Египте.

Среднерусская варакушка, Luscinia svecica occidentalis. Бледней предыдущих форм, горловое пятно белое или бледно-ржавчатое; размеры некрупные, крыло около 66—74 мм. К югу и юго-востоку от предыдущей формы, к северу доходит до южной части Московской области (бывшая Рязанская губерния и южные уезды Московской), до среднего течения Дона на восток (Воронежская губерния). По А. Я. Тугаринову, спорадически доходит до Татарской республики (современный Татарстан, примерно бывшая Казанская губерния) и Куйбышевского края (бывшая Самарской губернии).

Среднеевропейская варакушка, Luscinia svecica cyanecula. Окраска тёмная; пятно на зобе белое или вовсе отсутствует (такие синегорлые особи описаны по экземплярам из Германии, как Sylvia wolfii Brehm. Beitr. z. Vog elk. II, 1822, стр. 173); в среднем чуть покрупней, чем grotei.

Светлогорлая варакушка, Luscinia svecica pallidogularis Окраска бледней, общий тон верха более серый, что особенно заметна на голове и шее; синий цвет на зобе и горле у самцов бледней, голубоватый. Гнездится от Заволжья и Башкирии по сибирской лесостепи до Урянхайского края (Тывы), Енисейска и Ангары; к югу до низовьев Волги и Урала, равнинного Туркестана. Зимует в Индии.

Якутская варакушка, Luscinia svecica robusta. От ближайших форм отличается более тёмной окраской, с рыжеватым тоном в свежем пере, синий цвет горла и зоба ярче, рыжее пятно на зобе темней, крыло до 78 мм, редко меньше 73 мм. От Таймыра на восток до Чукотского полуострова, Камчатки, Охотского побережья (Удской острог); к югу, по данным С. А. Бутурлина, не доходит до Якутска и верховьев Лены. Зимует в Индии и юго-восточной Азии.

Алтайская варакушка, Luscinia svecica altaica. Отличается от ближайших форм тем, что верх тёмный, но общий тон его серовато-бурый, без оливкового оттенка, на спине и крыльях летом хорошо выделяются светлые края перьев; белая бровь резко выделяется; голубой и рыжий цвет низа яркий и интенсивный. Высокогорная зона Алтая, Саяна и Хангая.

Тяньшанская варакушка, Luscinia svecica tianshanica. Мелкая форма — крыло около 63—72 мм; окраска верха серая, довольно тёмная; рыжее пятно на зобе невелико; белая бровь хорошо развита. Горный Туркестан — Тянь-Шань, Фергана, Памир. Кроме указанной формы и L. s. pallidogularis, в Туркестане на пролёте могут быть встречены и иные подвиды варакушки. Систематическое положение их остаётся часто неясным; среди них попадаются и белозвёздые особи, описанные Н. А. Зарудным как Cyanecula leucocyana turkestanica (Ornith. Monatsber., 1910, стр. 122, Ташкент).

Монгольская варакушка, Luscinia svecica kobdensis. Бледная и светлая, общий тон верха сероватый, горло бледней, чем у pallidogularis. Крыло 70—75 мм. Северо-западная Монголия, к западу, по А. Я. Тугаринову, доходит до Кара-Иртыша и Зайсана на запад. На пролёте найдена в западном Китае и Монголии.

Иранская варакушка, Luscinia svecica magna. Пятно на зобе белое, верх бледней и серей, чем у европейских форм и чем у pallidogularis, бровь широкая, белая; ржавчато-рыжая полоса на зобе сильно развита; бока и подхвостье рыжеваты. Крыло 75—83 мм, величина очень крупная. Южное Закавказье от Артвина до Арарата и Нахичевани, южный берег Каспийского моря, к югу — до юго-западного Ирана. Зимой до бывшей Абиссинии (современные Эритея и Эфиопия).

Кавказская варакушка, Luscinia svecica caucasica. Окраска довольно бледная, верх буроватый с заметной примесью сероватого, ржавое пятно на голове небольшое. Крыло 65,5—72 мм. Систематическое положение не вполне ясно, равно как и неясно, не относится ли описание к пролётным птицам (может быть синонимом svecica или grotei). Северо-восточный Кавказ.

Отрывок, характеризующий Варакушка

– Ты куда? – спросил Борис.
– К его величеству с поручением.
– Вот он! – сказал Борис, которому послышалось, что Ростову нужно было его высочество, вместо его величества.
И он указал ему на великого князя, который в ста шагах от них, в каске и в кавалергардском колете, с своими поднятыми плечами и нахмуренными бровями, что то кричал австрийскому белому и бледному офицеру.
– Да ведь это великий князь, а мне к главнокомандующему или к государю, – сказал Ростов и тронул было лошадь.
– Граф, граф! – кричал Берг, такой же оживленный, как и Борис, подбегая с другой стороны, – граф, я в правую руку ранен (говорил он, показывая кисть руки, окровавленную, обвязанную носовым платком) и остался во фронте. Граф, держу шпагу в левой руке: в нашей породе фон Бергов, граф, все были рыцари.
Берг еще что то говорил, но Ростов, не дослушав его, уже поехал дальше.
Проехав гвардию и пустой промежуток, Ростов, для того чтобы не попасть опять в первую линию, как он попал под атаку кавалергардов, поехал по линии резервов, далеко объезжая то место, где слышалась самая жаркая стрельба и канонада. Вдруг впереди себя и позади наших войск, в таком месте, где он никак не мог предполагать неприятеля, он услыхал близкую ружейную стрельбу.
«Что это может быть? – подумал Ростов. – Неприятель в тылу наших войск? Не может быть, – подумал Ростов, и ужас страха за себя и за исход всего сражения вдруг нашел на него. – Что бы это ни было, однако, – подумал он, – теперь уже нечего объезжать. Я должен искать главнокомандующего здесь, и ежели всё погибло, то и мое дело погибнуть со всеми вместе».
Дурное предчувствие, нашедшее вдруг на Ростова, подтверждалось всё более и более, чем дальше он въезжал в занятое толпами разнородных войск пространство, находящееся за деревнею Працом.
– Что такое? Что такое? По ком стреляют? Кто стреляет? – спрашивал Ростов, ровняясь с русскими и австрийскими солдатами, бежавшими перемешанными толпами наперерез его дороги.
– А чорт их знает? Всех побил! Пропадай всё! – отвечали ему по русски, по немецки и по чешски толпы бегущих и непонимавших точно так же, как и он, того, что тут делалось.
– Бей немцев! – кричал один.
– А чорт их дери, – изменников.
– Zum Henker diese Ruesen… – что то ворчал немец.
Несколько раненых шли по дороге. Ругательства, крики, стоны сливались в один общий гул. Стрельба затихла и, как потом узнал Ростов, стреляли друг в друга русские и австрийские солдаты.
«Боже мой! что ж это такое? – думал Ростов. – И здесь, где всякую минуту государь может увидать их… Но нет, это, верно, только несколько мерзавцев. Это пройдет, это не то, это не может быть, – думал он. – Только поскорее, поскорее проехать их!»
Мысль о поражении и бегстве не могла притти в голову Ростову. Хотя он и видел французские орудия и войска именно на Праценской горе, на той самой, где ему велено было отыскивать главнокомандующего, он не мог и не хотел верить этому.
Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.

Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.

Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.
«Но это не мог быть он, один посреди этого пустого поля», подумал Ростов. В это время Александр повернул голову, и Ростов увидал так живо врезавшиеся в его памяти любимые черты. Государь был бледен, щеки его впали и глаза ввалились; но тем больше прелести, кротости было в его чертах. Ростов был счастлив, убедившись в том, что слух о ране государя был несправедлив. Он был счастлив, что видел его. Он знал, что мог, даже должен был прямо обратиться к нему и передать то, что приказано было ему передать от Долгорукова.
Но как влюбленный юноша дрожит и млеет, не смея сказать того, о чем он мечтает ночи, и испуганно оглядывается, ища помощи или возможности отсрочки и бегства, когда наступила желанная минута, и он стоит наедине с ней, так и Ростов теперь, достигнув того, чего он желал больше всего на свете, не знал, как подступить к государю, и ему представлялись тысячи соображений, почему это было неудобно, неприлично и невозможно.

«Как! Я как будто рад случаю воспользоваться тем, что он один и в унынии. Ему неприятно и тяжело может показаться неизвестное лицо в эту минуту печали; потом, что я могу сказать ему теперь, когда при одном взгляде на него у меня замирает сердце и пересыхает во рту?» Ни одна из тех бесчисленных речей, которые он, обращая к государю, слагал в своем воображении, не приходила ему теперь в голову. Те речи большею частию держались совсем при других условиях, те говорились большею частию в минуту побед и торжеств и преимущественно на смертном одре от полученных ран, в то время как государь благодарил его за геройские поступки, и он, умирая, высказывал ему подтвержденную на деле любовь свою.

Варакушка

Латинское название: Luscinia svecica
Отряд: Воробьинообразные
Семейство: Дроздовые
Дополнительно: Европейское описание вида

Облик и поведение. Размером с воробья. Длина тела 14–16 см, масса 13–26 г. Самец безошибочно определяется по ярко-голубому переднику с «красной» (точнее — рыжей) или белой «звездой» посередине и чёрно-рыжей окантовкой снизу. В нашем регионе гнездятся варакушки трёх подвидов, различающиеся деталями окраски, размерами и цветом «звезды» на голубом переднике.

Описание. Размеры передника, соотношение на нем голубого, рыжего и чёрного, размеры «звезды» у самцов довольно изменчивы. У самки на горле чёткое «ожерелье» из тёмных пестрин, часто с участием голубых и рыжих перьев, что выражено очень различно у разных особей. Общие для самца и самки признаки — яркая белая или беловатая бровь и рыжий хвост с широкой тёмной вершинной полосой, средняя пара рулевых перьев полностью бурая. Молодые птицы после выхода из гнезда имеют пёстрый «дроздовый» наряд и характерную для вида рыжую с тёмно-бурым окраску хвоста. К концу лета молодые становятся похожими на взрослых. Осенью в окраске много рыжих тонов, у самцов голубого на переднике мало, у самок — ещё меньше или нет совсем.

Голос. Самец поёт на вершинах кустов или деревьев, в периоды максимальной активности часто взлетает с песней в воздух и с широко расправленными крыльями и хвостом планирует по извилистой траектории обратно. Песня не имеет определённой длительности, относительно негромкая и очень сложная, состоит из многих чужих птичьих фраз и звуков совсем иного происхождения — скрипов, стуков, звонов и пр. В ней характерна «шкворчащая» или «шелестящая» строфа, позволяющая почти безошибочно определить вид. Поют в течение всего светлого времени, наиболее активно — на зорях, на севере — белыми ночами. При тревоге издают негромкое «хии-чак», «хии-чак-чак», «хии», «псии», «чак», «чек», «фюить».

Распространение. Большая часть Евразии, кроме её юга. Гнездится практически на всей территории Европейской России, за исключением арктических островов и степной зоны. Во многих местностях обычна или многочисленна. «Краснозвёздые» варакушки населяют большую часть региона, «белозвёздые» — в основном крайний запад России. Зимует в Центральной Африке.

Образ жизни. Прилетают с юга в разгар весны. Занимают полуоткрытые местообитания поблизости от воды — хотя бы маленького ручейка, болотца, канавы. Избегают густых сплошных зарослей, предпочитая редины, прогалы, окраины, луговины. Гнезда в виде глубокого бокальчика из травы, с аккуратной выстилкой из тонких травинок и других растительных волокон, помещают под кустом, кочкой, пучком травы, любят делать гнездо на склоне и вообще предпочитают неровный микрорельеф.

В кладке 3–8, чаще 5–6 яиц. Их окраска однотонная оливково-голубоватая или бледная коричневато-оливковая, или голубовато-серая, обычно есть коричневатый налёт, более тёмный на тупом конце; бывают слабо различимые бурые или рыжеватые крапины. Насиживает кладку только самка в течение 11–14 (до 16) дней. Выкармливают птенцов оба родителя. Птенцы покидают гнездо в возрасте 11–14 дней. На юге ареала слётков обычно докармливает только самец, а самка строит новое гнездо и начинает второй цикл гнездования.

В конце лета постепенно отлетают на юг, не формируя стай. На севере ареала отлёт заканчивается к середине сентября, на юге — в конце октября. Пища — разнообразные беспозвоночные, которых собирает на земле, извлекает из мха или из-под опавшей листвы. Часто кормится у самой воды, на сырых местах и на участках с открытым грунтом без мелкой густой травы.

Варакушка (Luscinia svecica)

Другие виды этого семейства:

Белобровик
Turdus iliacusБелозобый дрозд
Turdus torquatusГорихвостка-чернушка
Phoenicurus ochrurosДеряба
Turdus viscivorusЗарянка
Erithacus rubeculaИспанская каменка
Oenanthe hispanicaКаменка-плешанка
Oenanthe pleschanka Каменка-плясунья
Oenanthe isabellina Краснобрюхая горихвостка
Phoenicurus erythrogaster Луговой чекан
Saxicola rubetra Обыкновенная каменка
Oenanthe oenanthe Обыкновенная, или садовая, горихвостка, или горихвостка-лысушка
Phoenicurus phoenicurus Обыкновенный, или восточный, соловей
Luscinia luscinia Певчий дрозд
Turdus philomelos Пёстрый каменный дрозд
Monticola saxatilis Пёстрый, или земляной, дрозд
Zoothera varia Рябинник
Turdus pilaris Синехвостка
Tarsiger cyanurus Синий каменный дрозд
Monticola solitarius Соловей-красношейка
Luscinia calliope Тугайный соловей
Cercotrichas galactotes Черноголовый чекан
Saxicola torquata Чернозобый дрозд
>Варакушка птица. Образ жизни и среда обитания птицы варакушки

Особенности и среда обитания варакушки

Варакушка – птица небольших размеров, чуть меньше воробья. Она является родственницей соловья и принадлежит к семейству дроздовых.

Длина тела составляет не более 15 см, а вес приблизительно от 13 до 23 граммов. Варакушка (как видно на фото) имеет бурого цвета, иногда с сероватым оттенком перья.

Самцы обычно крупнее, с синим горлом, под ним ярко каштановая полоса, центр и надхвостье рыжие, но бывают и белые.

Интересным фактом является то, что цвет пятен-звёздочек, не только украшает птицу, но и даёт возможность определить место её рождения.

Рыжий оттенок говорит о том, что она с Севера России, из Скандинавии, Сибири, Камчатки или Аляски.

А белые звёздочки указывают, что варакушка уроженка западных и центральных районов Европы. У самочек, которые меньше своих партнёров, расцветке не такая яркая.

С добавлением голубого ожерелья вокруг горла и других оттенков цветов по всему фону. У молодых особей пятна охристые и рыжие бока.

Ноги у птицы чёрно-бурые, длинные и тонкие, подчёркивающие стройность птицы. Клюв тёмный.
Птичка из отряда воробьинообразных и имеет множество подвидов. Она нашла себе пристанище практически на всех континентах, селясь даже в холодной лесотундре.

Особенно распространена в Европе, в Центральной и Северной Азии. Зимой птицы переселяются на юг: в Индию, Южный Китай и в Африку.

По мастерству пения варакушка может сравниться с соловьем

Варакушки нередко попадаются человеку на глаза. Чаще всего это происходит в густых зарослях кустарника, на илистом берегу реки или на болотах и озёрах, в окрестностях ручьёв.

Однако, острожные птички предпочитают, как можно меньше, показываться в поле зрения человека. Именно поэтому многие люди затрудняются описать, как они выглядят.

Характер и образ жизни варакушки

Эти птицы являются перелётными, а из тёплых краёв возвращаются ранней весной, в начале апреля, как только подтаивает снег и начинает припекать ласковое солнце.

А улетают в конце лета или немного позднее, осенью, когда становится прохладнее. Но стаями не собираются, предпочитая одиночные перелёты.

Варакушки – прекрасные певуны. Причем, каждая из птичек имеет свой неповторимый, индивидуальный и, не на кого не похожий, репертуар.

Своеобразны типы звуков, их стиль и музыкальные переливы. Кроме того, они обладают способностью с точностью копировать, самым искусным образом, голоса многих птиц, чаще тех, которые обосновались с ними по соседству.

Слушать пение варакушки

https://givotniymir.ru/wp-content/uploads/2016/07/varakushka_penie_-_varakushka_muzofon.com_.mp3

Поэтому послушав пенье варакушки, вполне можно понять с кем из пернатых она часто встречается. Таких живых и симпатичных птичек часто содержат в клетке.

Для удобства пернатых их оборудуют, устраивая там домики, места для купания и разнообразные жёрдочки, позволяющие птицам с комфортом на них пристраиваться, с любопытством наблюдать за окружающим и удивлять всех своими дивными голосами.

не представляет из себя ничего сложного. Следует только проявлять постоянную заботу.

Воду для питья менять каждый день, а кормить различными зёрнами, толчёным творогом, ягодами вишни и смородины. Можно, для разнообразия, давать время от времени мучных червей.

Питание варакушки

Живя на свободе, варакушки любят лакомиться небольшими насекомыми: жуками или бабочками. Они охотятся на комаров и мух, хватая их прямо во время полёта.

Но с таким же успехом могут употреблять в пищу и зрелые ягоды черёмухи или бузины.

Птички просто обожают, роясь в опавших листьях, сухих ветках и перегное, выискивать себе пропитание, подбирая что-то съедобное прямо с земли.

Передвигаясь с места на место большими прыжками, они преследуют кузнечиков и пауков, находят слизней, выискивают подёнок и ручейников.

В некоторых случаях, они не брезгует полакомиться и мелкими лягушками. Изловив длинную гусеницу, птица долго трясёт её в воздухе, чтобы очистить свою добычу от несъедобных вещей, и только потом проглотить.

Варакушки приносят много пользы, поедая многочисленные виды вредных насекомых. Именно поэтому люди часто прикармливают этих птиц в садах и огородах.

Варакушкам крайне необходима помощь человека. Поэтому, привлекая внимание к охране птицы общественности, в 2012 году её объявили птицей года в России.

Размножение и продолжительность жизни варакушки

Пытаясь удивить подруг дивными мелодиями, самцы ознаменовывают своим своеобразным поведением брачный период.

В такое время они отличаются особенно ярким оперением, которым они стараются привлечь варакушек самок, демонстрируя им звёздочки на горле и другие признаки мужской красоты.

Они устраивают концерты, обычно, сидя на вершине куста. Потом взмывают в воздух, совершая токовые полёты.

Пение, представляющее из себя щёлканье и щебетание, происходит только при свете солнца и особенно активно в ранние утренние часы.

За любовь избранницы между претендентами на её внимание возможны и ожесточённые битвы без правил.

В пары варакушки объединятся на всю жизнь. Но бывают и случае, когда самец имеет сразу двух или трёх спутниц жизни, помогая им взращивать потомство.

На фото гнездо варакушки

Для строительства гнёзд варакушки предпочитают тонкие стебельки травы, а для отделки снаружи используют мох, устраивая обиталище в дуплах берёз и зарослях кустарников.

Гнёзда имеют вид глубокой чаши, а дно устилается шерстью и мягкими растениями. Улетая на зиму, варакушки весной снова возвращаются к своему старому гнезду.

А о том, что место занято, самец объявляет всем своеобразным пением, состоящим из чередования резких и чистых тонов. Делает он это, находясь неподалёку от гнезда в полёте и сидя в своём убежище.

Варакушка яйца откладывает по 4-7 штук. Они бывают голубовато-оливкового или сероватого цвета.

В то время, как мать высиживает птенцов, отец занимается сбором питания для своей избранницы и детишек, которые появляются через две недели.

Родители вскармливают их гусеницами, личинками и насекомыми. Мать ещё несколько дней проводит с птенцами после появления их на свет.

Спустя неделю они прозревают и вскоре покидают родительский дом. Это происходит постепенно. А птенцы варакушки всё ещё стараются держаться родителей, пока умеют плохо летать.

В южных районах, где у птиц размножение происходит интенсивней, часто отец ещё продолжает кормить старших детей, когда мать уже высиживает новых.

Случается, что варакушки, оставшиеся без пары, кормят чужих птенцов, потерянных и брошенных настоящими родителями.

Обычно варакушки живут не более четырёх лет, но в условиях домашнего содержания срок их жизни может значительно увеличиваться.