Павлов о рефлексах

Иван Петрович Павлов, вклад в медицину которого трудно переоценить, сделал множество открытии, которые повлияли на многие науки.

Иван Павлов: вклад в науку

Открытия Ивана Павлова по физиологии пищеварения заслужили высшее международное признание. Его работа послужила толчком для развития в физиологии нового направления. Речь идет о физиологии высшей нервной деятельности.

Павлов Иван Петрович посвятил своей работе около 35 лет жизни. Он является создателем метода условных рефлексов. Исследование психических процессов, протекающих в организме животных, с помощью этого метода привело к созданию учения о механизмах мозга и высшей нервной деятельности.

Гениальный русский академик И. П. Павлов, проведя серию экспериментальных работ, явил миру понятие условного рефлекса. Суть его состоит в том, что, сочетая условный стимул с безусловной реакцией, появляется устойчивое временное новообразование. В своих опытах Павлов перед тем как покормить собаку использовал звуковой сигнал (условный стимул). Со временем он заметил, что слюновыделение (безусловный рефлекс) у животного появляется только лишь при уже знакомом звуке, без демонстрации еды. Однако, связь эта оказалась временной, то есть без периодического повторения схемы «стимул – реакция», условный рефлекс тормозится. На практике мы можем выработать условную реакцию у человека на любой раздражитель: запах, определенный звук, внешний вид и т. д. Примером условного рефлекса у человека может служить вид или просто представление лимона. Во рту начинает активно вырабатываться слюна.

Еще одной важной его заслугой является разработка учения о том, какие существуют типы высшей нервной деятельности. Ему же принадлежит учение о «динамическом стереотипе» (комплексе реакций на те или иные раздражители) и другие достижения.

Иван Петрович в 1918 г. начал проводить исследования в психиатрической больнице. По его инициативе в 1931 г. была создана при отделе и клиническая база. И. П. Павлов с ноября 1931 г. проводил научные заседания в психиатрической и нервной клиниках — так называемые «клинические среды».

Рефлексы у животных и людей являются формой связи организма со средой обитания, и они всегда возникают по определённым причинам. Примечательно, что рефлексы протекают без участия мыслительных процессов. О том, какие рефлексы бывают у четвероногих питомцев – читайте ниже.

Общее понятие о рефлексе

Под воздействием какого-либо внешнего раздражителя организм животного осуществляет определённую реакцию, возникающую при участии центральной нервной системы. Такое явление принято называть рефлексом.

Рефлекс с латинского языка означает «поворачивать, отражать». Рефлекторные действия животного не зависят от мышления и сознания. Об этом писал великий учёный Ч. Дарвин. Он проводил эксперимент, в ходе которого наклонялся к ядовитой змее, отгородив лицо толстым прозрачным стеклом. Суть опыта была в том, чтобы не откинуться назад во время броска змеи. Но как учёный не старался, в момент броска ядовитой змеи, инстинктивно всё равно отскакивал назад.

Основной особенностью рефлексов является то, что реакция организма на внешние раздражители весьма полезна, поскольку направлена на сохранение жизни. Данное свойство возникло в результате эволюционного развития всех живых существ на планете.

Безусловные рефлексы: простые и сложные

Передаваемые по наследству или врождённые реакции организма на внешние раздражители принято называть безусловными рефлексами. Их подразделяют на два вида:

  1. простые, например, моргание глаз или резкое отдёргивание лапы от острого предмета;
  2. сложные, по-другому их называют инстинкты. Подразделяются на два типа:
    — инстинкт самосохранения (включает в себя инстинкты защиты, игровой, стадный, пищевой),
    — половой инстинкт, направленный на сохранение и продолжение рода.

Инстинкт – это совокупность установленных поведенческих реакций к изменяющимся условиям среды. Если возникают перемены во внешней среде – собака легко приспосабливается к ним.

Сложные рефлексы включают в себя цепочку простых. Например, самка, заботящаяся о своих щенках, действует следующим образом: вылизывает, кормит, греет и защищает своё потомство.

Инстинкты, которые формировались тысячелетиями, позволяют новорождённым щенкам реагировать на изменения в окружающей среде точно так же, как и взрослым особям. Некоторые из инстинктов пробуждаются в случае изменений состояния животного. Например, собака, больная гельминтозом, начинает искать и есть траву полынь. В здоровом состоянии четвероногий питомец пройдёт мимо такого растения.

Ещё один пример – половое влечение. С возрастом – оно угасает и пропадает, в то время как у молодых особей оно, наоборот, максимально.

У возрастных животных инстинкты могут быть обусловлены многолетним опытом. Например, если сравнивать щенка и взрослую собаку во время поиска корма, то последняя непременно придёт в то место, где она раньше получала корм, а поиск щенка будет неуверенным и медленным.

При дрессировке собак огромное значение уделяют сложным безусловным рефлексам положения. Данные рефлексы – это действия четвероногого друга, в результате которых он занимает определённое положение – стоит, лежит, садится, бежит, подпрыгивает.

Условные рефлексы – образование и виды

Приобретённый рефлекс, свойственный конкретному типу животного, называют условным. Такие рефлексы не передаются по наследству, они возникают в течение всей жизни. Появляются условные рефлексы только при определённых условиях и теряются при их отсутствии.

Благодаря этим рефлексам хозяин животного может управлять поведением своего питомца. При тренировках и дрессировке можно выработать определённый рефлекс.

Как у собак возникают условные рефлексы? Рассмотрим их появление на примере голосовой команды «Сидеть». Владелец или дрессировщик произносит вслух команду и рукой касается крестца питомца. В первую очередь данная команда воспринимается слуховым аппаратом, далее импульсы достигают коры мозга. Это будет являться первым очагом возбуждения. Затем начинается второй – от давления рукой на крестец животного. Нервные импульсы доходят по чувствительным нервам до двигательного центра в коре головного мозга. Питомец садится.

Если дрессировщик несколько раз будет повторять эту команду, то между двигательным центром и слуховым органом собаки в коре головного мозга образуется новая связь. После многократных повторений, питомец запомнит команду и будет всегда садиться.

Ниже рассмотрены виды условных рефлексов:

  1. Натуральные – образуются в результате естественных признаков безусловных раздражителей. Например, корм для собаки – это безусловный раздражитель. А когда питомец ест, включаются другие рефлексы (безусловные): слюноотделение и выработка сока в желудке. Натуральные рефлексы у животных появляются путём проживания определённого опыта, они быстро закрепляются и остаются надолго.
  2. Искусственные – возникают в результате действия на организм животного двух разных внешних раздражителей. Т.е. рефлекс вырабатывается на голосовую команду «Сидеть» или «Лежать», одновременно подкрепляемую лакомством. Чтобы у животного появились данные рефлексы, необходимо несколько десятков раз повторить действия двух внешних раздражителей. Если сравнивать с натуральными, искусственные рефлексы не такие стойкие и продолжительные.
  3. Совпадающий – возникает у собаки при одновременном действии двух раздражителей, либо сигнал даётся раньше безусловного рефлекса на 0,5–2 секунды.
  4. Запаздывающий – возникает при неравномерном действии двух раздражителей. Например, первый внешний раздражитель начинает, а второй подключается через одну минуту.
  5. Следовой – как и у запаздывающего, возникает вследствие неравномерного воздействия двух внешних раздражителей. Например, при действии первого раздражителя на животное второй подключается лишь через пять и более минут.

Из статьи вы получили общее представление о рефлексах у четвероногих друзей. Врождённые рефлексы возникают сразу после появления собаки на свет. Затем, в процессе приобретаемого опыта, у каждого питомца появляются собственные рефлексы. Условные рефлексы и различные инстинкты – это цельная система, характеризующая общую реакцию организма собаки на раздражители. Сочетание врождённых и приобретённых рефлексов составляет психику и поведенческий характер питомца.

Авторы статей: коллектив клиники Беланта

Про собаку Павлова знают все. Если бы у советской науки был герб — там была бы изображена она. Однако не одна, а с маленькими, налысо стриженными детьми. Перебираем скелеты в шкафу самого известного русского физиолога: сказ о том, как Павлов опыты над беспризорниками ставил.

Почему Павлов остался в России

Советским ученым приходилось несладко — особенно в период после революции. При Сталине были расстреляны десятки академиков, профессоров, лучших специалистов. Вот можно посмотреть на расстрельный список, в котором 41 человек — из этих людей можно сформировать профессорский состав передового университета. В такой социально-политической обстановке, казалось бы, нужно сидеть тише воды и ниже травы, но… как ни странно, Иван Павлов чувствовал себя очень комфортно.

Обладая взрывным, подвижным, непримиримым характером, Павлов часто критиковал власть, но ему все сходило с рук. Кроме того, ученый не заботился о материальных благах: будучи человеком науки, он не требовал роскоши. Еще в 1904 году, когда учёный получил Нобелевскую премию, ему стали поступать многочисленные предложения из разных стран: переезжайте к нам, Иван Петрович, мы вам и лабораторию поставим, и все условия создадим. Имея возможность спокойно уехать в уютную Швецию, Павлов предпочел домику с видом на озеро грязную съемную квартирку в Ленинграде. Что-то он не выглядит как умнейший человек своего времени, усмехнешься ты, но у академика были на то веские причины.

Пытливый гений физиолога в то время добрался до человеческого мозга — Павлов мечтал исследовать физиологию людей и механизмы рефлексов. Однако для этого нужна была не собака и не кролик, а, собственно, человек. Европейцы во все времена скептически относились к опытам над людьми, вопросы этики и морали для них тут стояли выше интересов медицины (давай вспомним историю о том, как в 17 веке врачам приходилось воровать из больниц трупы, чтобы исследовать патологии). Шведские моралофаги ни за что бы не разрешили ему резать людей — даже во имя науки. Но в России 1930-х ситуация складывалась иначе: то ли представители власти мыслили прогрессивнее зарубежных коллег, то ли им просто было не до вопросов этики, не суть важно. Павлов, пожертвовав собственным комфортом и благосостоянием, решил остаться здесь и воспользоваться шансом пролить свет на тайны наших черепных коробок. Власти страны Советов, выслушав творческий замысел ученого, ответили: не вопрос, братан, — и проблема обеспечения «материалом для исследования» решилась сама собой. Революция, война и голодомор оставили на улицах множество беспризорных детей.

«Возьмите меня в лабораторию есть клюкву»

Если покопаться в интернете, можно найти шокирующие описания того, как Павлов экспериментировал в лаборатории над детьми. Впечатлительные авторы живописуют опыты в красках — складывается впечатление, что читаешь не про Павлова, а про Йозефа Менгеле. Кроме того, есть даже видео, на котором запечатлен процесс эксперимента: сперва в кадре мы видим бритого ребенка неопределенного пола со странной штуковиной, торчащей из щеки. Ребенка кормят с ложки, вид у него не очень-то счастливый. Мрачноватая картинка, но дальше еще хлеще. Малышу лет шести крепят какой-то странный прибор на голову, укладывают на кушетку, на руку нацепляют браслет, ко рту пододвигают жуткого вида трубку. Некий «гениальный» монтажер наложил на видео тревожную музыку. Создается такой саспенс, что кажется: мальчика убьет током сию секунду…

Однако стоит пояснить: на деле происходит эксперимент с выработкой условного рефлекса. Браслет приводится в движение экспериментатором и начинает пульсировать. Ребенок реагирует на прикосновение (кожный раздражитель) и открывает рот в тот момент, когда из кормушки сыплются сладкие бисквиты.
Противоречивая история получается: тут, с одной стороны, членовредительство с протыканием щек, а с другой — кормежка бисквитами. Давай разбираться.

«Детьми Павлова» становились сироты в возрасте от 6 до 16 лет. Личные данные подопытных не называются — в книгах малыши даже подписаны инициалами или неполными именами. Какие эксперименты ставил над ними Павлов? Его целью было изучение высшей нервной деятельности человека, а главной задачей — выяснить, как работают условные рефлексы.

Для начала про тот самый эксперимент, который вызвал столько шума: со слюноприемником. Как и в варианте с животными, этот опыт требовал хирургирования. Слюнной канал, который расположен внутри щеки, выводился наружу и закреплялся на поверхности кожи, к нему крепилась воронка для сбора слюнной жидкости. Из-за этого на щеке, разумеется, впоследствии оставался шрам. Да и сама операция, и процедура эксперимента были болезненными и неприятными. Но такую операцию проделывали далеко не над каждым ребенком. В основном это были куда более этичные эксперименты — они описаны в книге Николая Красногорского «Труды по изучению высшей нервной деятельности человека и животных».

Та самая странная, жутковатая конструкция на голове у мальчика из видео — это не орудие пытки, а считыватель колебаний, который записывал количество сглатываний. Если не вдаваться в научные тонкости, то все выглядело предельно просто: детей или просто кормили, или кормили, слегка почесывая кисточкой (ничего особенного — это тоже кожный раздражитель), кормили с завязанными глазами, кормили со звуком звонка — и все сложные процессы, происходящие в этот момент в организме, фиксировали и изучали (если интересны подробности, вот книга Красногорского). Дети, которые в столь юном возрасте видели вещи и пострашнее слюноприемника, были вполне не против поесть шоколада, бисквитов и клюквы, которые использовались для экспериментов. Красногорский пишет: «Опыты с пищевыми рефлексами в большинстве случаев весьма популярны среди детей. Врачам часто приходится слышать: возьмите меня в лабораторию есть клюкву и т. д.»

Самое главное, что описано упомянутой книге, — зачем все эти эксперименты проводились и что благодаря им было открыто. Позицию группы исследователей — и это забывают упомянуть авторы всех статей, в которых пишут про зверства «кровавых ученых», — Красногорский выразил так:

Изучая условнорефлекторные реакции у больных, мы стремились вскрыть биологическую природу и происхождение болезненных состояний и тем способствовать естественно-научному пониманию их внешних проявлений и открытию практических способов помощи, которые могли бы облегчить и улучшить состояние больного.

Павловым были изучены расстройства пищевого поведения, задержка речевого развития, физиологические нарушения сна, нарушения работы опорно-двигательного аппарата и многие другие патологии. И не просто описаны и исследованы — были предложены методы их лечения. Работы Павлова без преувеличения расширили горизонты мировой и отечественной медицины.

И тут, конечно, вопрос открытый: стоило ли то, что несколько детей прожили со шрамами на щеках всю жизнь, того, что тысячи других детей были избавлены от страданий, которые приносили им тяжелые болезни? Делай выводы сам, как говорится.

Методы Павлова

В научной деятельности И.П. Павлова, длившейся более 60 лет, четко выделяются три периода, три направления. Фундаментальные исследования ученого были посвящены физиологии кровообращения, физиологии пищеварения и созданию новой главы — физиологии высшей нервной деятельности. По физиологии кровообращения И.П. Павлов выполнил 19 исследований, они касались проблем рефлекторной регуляции и саморегуляции кровообращения. В 1883 году И.П. Павлов открыл усиливающий нерв сердца. Примечательно, что в работах по физиологии кровообращения И.П. Павлов обращал внимание на психическое состояние собак как на одно из основных условий строгости эксперимента. «Страх перед неизвестностью, — писал И.П. Павлов, — является одним из самых важных моментов в этой области. Как только животное убедилось на практике в течение первых измерений (кровяного давления) в безопасности тех мероприятий, которым его подвергают, тот час же исчезают все мешающие влияния душевных движений при дальнейших опытах» .

В исследованиях физиологии кровообращения И.П. Павловым были заложены основы системного подхода к изучению физиологических функций.

Систематические исследования в области физиологии пищеварения И.П. Павлов начал в 1894 году, когда на средства А. Нобеля в институте экспериментальной медицины было открыто первое в мире специальное операционное отделение для животных. Операции у животных Павлов проводил в условиях, которых придерживался хирург в клинике, т.е. подходящий наркоз, тщательная чистота при операции, чистые помещения после операции и заботливый уход за животными. Ученый применял при операциях все достижения медицины XIX века: асептику, антисептику, наркоз. Определяющим в научном творчестве И.П. Павлова было стремление изучить целостный организм в нормальном состоянии. Свой хирургический талант, хирургическую технику И.П. Павлов направил не в сторону клиники, а в сторону физиологии и создал в ней новое хирургическое направление. Хирургическая изобретательность позволяла И.П. Павлову выполнять такие виртуозные операции, как экковская операция перерезки блуждающих нервов на шее, фистульные операции, операцию «маленького желудочка», эзофаготомию и т.д.

Опыты на эзофаготомированных собаках позволили раскрыть нервный механизм желудочной секреции, а также получить чистый желудочный сок. Как лечебное средство этот сок охотно покупали в Германии. В трудах И.П. Павлова по физиологии пищеварения идея о внутренней целесообразности (приспособлении) функций животного получила полное развитие. Постоянное стремление организма к внутреннему и внешнему равновесию, Павлов рассматривал, как приспособление (с точки зрения дарвиновского учения) или как целесообразность с точки зрения субъективной, антропоморфической. Идея целесообразности нужна была Павлову как источник для различных научных предположений, как постоянный поиск к дальнейшему изучению вопросов о сущности жизненных явлений. Результаты исследований И.П. Павлов обобщил в классической монографии «Лекции о работе главных пищеварительных желез» (1897 г.). Монография состоит из восьми лекций, в каждой из которых Павлов затрагивал вопрос о психической секреции как важном факторе пищеварения. Концепция Павлова о психическом рефлексе как важном факторе регуляции поведения особенно актуальна сейчас. Психический рефлекс Павлова как сложный регулятор пищевого поведения включал в себя многие представления современной науки о поведении. Использование Павловым таких понятий как идея целесообразности, целенаправленности пищевого поведения, потребности, мотивации свидетельствует о внимании И.П. Павлова к психологии поведения. В дипломе о присуждении Павлову Нобелевской премии сказано, что Павлов «пересоздал» физиологию пищеварения. Скандинавский физиолог Р. Тигерштедт писал, что труды Павлова в области физиологии пищеварения являются фундаментальными для всех времен. Классические исследования И.П. Павлова по физиологии пищеварения, снискавшие ему славу классика естествознания, открыли путь для построения других важных разделов физиологии, прежде всего об условных рефлексах. От физиологии пищеварения он перешел к созданию новой главы — физиологии высшей нервной деятельности. Будучи экспериментатором с головы до ног, И.П. Павлов отказался от метода субъективной психологии и встал на путь объективного изучения психических явлений. Своюнобелевскую речь И.П. Павлов заключил такими словами: «В сущности нас интересует в жизни только одно — наше психическое содержание. Его механизм, однако, и был и сейчас еще окутан для нас глубоким мраком. Все ресурсы человека, искусство, религия, литература, философия, исторические науки — все это объединилось, чтобы пролить свет в эту тьму. Но в распоряжении человека есть еще один могучий ресурс — естествознание с его строго объективными методами» . Это был вызов, если вспомнить, что в 1904 году знаменитый английский физиолог Чарлз Шеррингтон, касаясь проблемы изучения психического, сказал, что психическое, как окончательная и высшая интеграция организма остается нерешенным там, где оставил его Аристотель более чем 2000 лет тому назад. И.П. Павлову удалось на основе применения универсального метода естествознания — эксперимента приступить к изучению высшей нервной деятельности, результаты которого были обобщены в классических трудах «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных» (1923 г.) и «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» (1927 г.). Право физиологии на объективное изучение психической деятельности И.П. Павлов настойчиво и последовательно обосновывал в своих выступлениях и речах на собраниях ученых. кровообращение нервный саморегуляция собака

На XII съезде русских естествоиспытателей и врачей 28 декабря 1909 года в Москве в своей знаменитой речи «Естествознание и мозг» И.П. Павлов обрисовал критическую ситуацию науки в области изучения психической деятельности: «Неудержимый со времени Галилея ход естествознания впервые заметно приостанавливается перед высшим отделом мозга. Здесь действительно, критический момент естествознания, так как мозг в его высшей формации — человеческого мозга — создавал и создает естествознание, сам становится объектом этого естествознания» . Из создавшегося тупика физиология должна выйти самостоятельно, так как психология не располагает научным методом исследования.

Психология того времени была проникнута идеалистическими концепциями; ей чужд был принцип детерминизма, который Павлов считал основой научного познания. Многие психологи придерживались мнения о свободе воли и независимости сознания от его материального субстрата — мозга; они отрывали психическое от физиологического. Это вызывало у Ивана Петровича резко отрицательное отношение к современной ему идеалистической психологии, идеологические установки которой были ему органически чужды и вызывали у него бурный протест. «Сейчас, я не могу себе представить: как было бы можно систему беспространственных понятий современной психологии наложить на материальную конструкцию мозга», — говорил Иван Петрович в одном из своих докладов. Помощь, которую психология могла оказать физиологии, в то время «заключалась только в словах: животное вспомнило, животное захотело, животное догадалось, т.е. это было приемом адетерминистического думания, обходящегося без настоящей причины». В полемике с видными американскими учеными-психологами Иван Петрович утверждал с полным к тому основанием, что у многих представителей этой науки «чувствуется, несмотря на все научно-приличные оговорки, все тот же дуализм с анимизмом». Анимизм же, т.е. признание наличия в организме нематериального начала — души, равно как и витализм, т.е. признание наличия в организме особой жизненной силы, Павлов считал вреднейшим тормозом научного исследования. «Для натуралиста все — в методе, в шансах добыть непоколебимую, прочную истину, и с этой только, обязательной для него, точки зрения душа как натуралистический принцип не только не нужна ему, а даже вредно давала себя знать на его работе, напрасно ограничивая смелость и глубину его анализа» .

Относясь крайне отрицательно к идеалистической психологии, запрещая даже у себя в лаборатории на первых порах своей работы в области физиологии высшей нервной деятельности пользоваться понятиями и терминами, заимствованными из психологии И.П. Павлов вместе с тем не отрицал психологии как науки о субъективных переживаниях и состояниях человека. Он говорил, что преклоняется «перед усилиями мысли в работе старых и новейших психологов», он оценивал их «богатырскую работу». В изумительной по яркости мысли и красоте изложения статье Ивана Петровича «Естествознание и мозг» он следующим образом формулирует свое отношение к психологии и утверждает права естествознания, каждодневно доказывающего свое могущество: «…Я хотел бы предупредить недоразумение в отношении ко мне. Я не отрицаю психологии как познания внутреннего мира человека. Тем менее я склонен отрицать что-нибудь из глубочайших влечений человеческого духа… Я только отстаиваю и утверждаю абсолютные, непререкаемые права естественно-научной мысли всюду и до тех пор, где и покуда она может проявлять свою мощь. А кто знает, где кончается эта возможность!»

Следуя материалистическому мировоззрению, Иван Петрович рассматривал мысль как функцию мозга, был убежден в единстве психического и физиологического, полагал, что развитие науки о функциях мозга приведет к исчерпывающему познанию природы психических процессов. И в этом познании, по глубочайшему убеждению Ивана Петровича, подтвержденному его тридцатипятилетней работой в области изучения высшей нервной деятельности, важнейшая роль должна принадлежать физиологии.

К экспериментальному анализу деятельности больших полушарий головного мозга И.П. Павлов подошел с помощью созданного им метода условных рефлексов. Решение объяснять психическую деятельность в терминах рефлекторной деятельности впервые появляется в его докладе «Об экспериментальной психологии и психопатологии на животных», прочитанном на международном конгрессе медицины в Мадриде в 1903 году.

Для изучения деятельности больших полушарий головного мозга И.П. Павлов избрал слюнную железу, ее деятельность поддавалась строгому количественному учету. Это был удачный выбор. Метод, с помощью которого И.П. Павлов приступил к объективному учению закономерностей психической деятельности, вытекал из повседневно наблюдаемых фактов «психического слюноотделения», которое происходит под влиянием связанных с приемом пищи раздражений, действующих на расстоянии от животного. В условном рефлексе И.П. Павлов увидел механизм, благодаря которому расширяются возможности организма к бесконечному приспособлению. Благодаря методу условных рефлексов было установлено, что в основе деятельности больших полушарий головного мозга лежат процессы возбуждения и торможения.

Исследования простых и сложных условных рефлексов позволили выявить индивидуальные особенности проявления аналитико-синтетической деятельности у разных животных, установить четыре типа высшей нервной деятельности, совпавших с классификацией Гиппократа о четырех темпераментах. Критериями классификации служили: сила основных нервных процессов — раздражительного и тормозного, их подвижность и равновесие. Исходя из этих свойств, Павлов выделил три типа нервной системы: уравновешенный, возбудимый и тормозной. «Нельзя не видеть, — говорил Павлов, — согласия результатов эксперимента на собаках с этой классификацией. Наш возбудимый тип — это холерический, а меланхолический — тормозной. Двум формам центрального типа отвечали бы флегматический и сангвинический темпераменты. И только теперь, спустя две тысячи лет, изучение высшей нервной деятельности по методу условных рефлексов позволило подвести под классификацию Гиппократа физиологический фундамент» . Благодаря методу условных рефлексов в патофизиологии была создана новая глава — учение об экспериментальных неврозах, которые трактовались как грубая модель функционального заболевания нервной системы (истерия, неврастения). Наблюдаемые в экспериментальных условиях процессы в больших полушариях головного мозга И.П. Павлов рассматривал как проявление положительных и отрицательных чувств. «Мне кажется, — говорил И.П. Павлов в докладе на X Международном психологическом конгрессе в Копенгагене 24 августа 1932 года, — есть достаточные основания принимать, что описанные физиологические процессы в больших полушариях отвечают тому, что мы субъективно в себе обыкновенно называем чувствами в общей форме положительных или отрицательных чувств и в огромном ряде оттенков и вариаций, благодаря или комбинированию их, или различной напряженности. Здесь — чувство трудности и легкости, бодрости и усталости, удовлетворенности или огорчения, радости, торжества и отчаяния и т.д. Мне кажется, что часто тяжелые чувства при изменении обычного образа жизни, при прекращении привычных занятий, при потере близких людей, не говоря об умственных кризисах и ломке верований, имеют свое физиологическое основание в значительной степени именно в изменении, в нарушении старого динамического стереотипа и в трудности установки нового» .

И.П. Павлов открывает вторую сигнальную систему — речь. Особенность второй сигнальной системы Павлов видел в том, что речевые сигналы представляют собой отвлечение от действительности, позволяют обобщение, что составляет специфически человеческое, высшее мышление. Неотложной задачей физиологии Павлов считал систематизацию всех безусловных (врожденных) рефлексов, к которым он относил «рефлекс цели» и «рефлекс свободы». Отмечая огромное жизненное значение этих рефлексов И.П. Павлов подчеркивал: «Жизнь только для того красна и сильна, кто всю жизнь стремится к постоянно достигаемой, но недостижимой цели. Вся жизнь, все ее улучшения, вся ее культура делаются только людьми, стремящимися к той или другой поставленной ими себе в жизни цели». Но когда нет цели, теряется и смысл жизни, жизнь перестает привязывать к себе человека. В этом причина самоубийств.

Напряжение рефлекса цели особенно важным считал Павлов для России. «И мечтается мне, — говорил Павлов, — испорченный аппетит, подорванное питание можно поправить, восстановить тщательнейшим уходом, специальной гигиеной. То же может и должно произойти с загнанным исторически на русской почве рефлексом цели. Если каждый из нас будет лелеять этот рефлекс в себе как драгоценнейшую часть своего существа, если родители и все учительство всех рангов сделают своей главной задачей укрепление и развитие этого рефлекса в опекаемой массе, если наши общественность и государственность откроют широкие возможности для практики этого рефлекса, то мы сделаемся тем, чем мы должны и можем быть, судя по многим эпизодам нашей исторической жизни и по некоторым взмахам нашей творческой силы» . Рефлексы цели и свободы представляют большой интерес, поэтому они должны стать предметом изучения не только физиологов, но и психологов, педагогов и социологов. Павлов постоянно подчеркивал их роль в активном, целенаправленном поведении. На их основе должна быть построена, согласно Павлову, вся система педагогики, воспитания подрастающего поведения.

Сосредоточив внимание на изучении приобретенного поведения, Павлов вместе с тем занимался серьезным обсуждением вопросов врожденного поведения. Последнее стало предметом многолетних исследований этологов и, прежде всего, в школе К. Лоренца, Нобелевского лауреата. В начале 30-х годов в Колтушах были начаты систематические исследования поведения антропоидов. На молодых шимпанзе Роза и Рафаэль — были применены новые методики и приемы, обеспечивающие изучение поведения обезьян в условиях относительной свободы передвижения. Результаты более четырехлетних исследований обстоятельно обсуждались на знаменитых «средах». Оказалось, что обезьяны задачу решали методом «проб и ошибок», в результате они накапливали жизненный опыт. Павлов полагал, что навыки у обезьян при решении ими конкретных задач формируются на основе новых ассоциаций.

У обезьян, по сравнению с собаками, сильнее выражен исследовательский рефлекс — рефлекс «что такое», сильнее способность к образованию новых сложных цепных условных рефлексов. «Образование временных связей — ассоциаций, — говорил Павлов, — это есть знание, это есть приобретение новых знаний… Все обучение заключается в образовании временных связей, а это есть мысль, мышление, знание. Мышление есть ассоциация — знание, а пользование им — понимание» .

В 1936 году Павлов собирался на очередной международный психологический конгресс в Мадрид для поднятия ряда фундаментальных вопросов о взаимодействии физиологии и психологии в изучении поведения. В предисловии к шестому последнему прижизненному изданию «Двадцатилетнего опыта», подписанному Павловым в январе 1936 года за месяц до своей кончины, Иван Петрович подчеркивал сближение позиций физиологии и психологии в изучении поведения, а также чрезвычайное расширение области объективного изучения сложного поведения животных. Всецело охватывающей проблемы медицины, психогигиены, психологии и педагогики.

«Приближается, — говорил он, — важный этап человеческой мысли, когда физиологическое и психологическое, объективное и субъективное действительно сольются, когда фактически разрешится или отпадет естественным путем мучительное противоречие или противопоставление моего сознания моему телу» .

Велика роль И.П. Павлова в развитии материалистической психологии. Иван Петрович рассматривал условный рефлекс не только как элементарное физиологическое явление, совершающееся в коре головного мозга, но и как элементарный психический акт. На основе этого понятия, на основе изучения физиологических закономерностей деятельности головного мозга он дал впервые в истории науки физиологическое объяснение сложным явлениям психической жизни здорового и больного человека. Механизм образования условного рефлекса аналогичен тому, который лежит в основе давно изученного психологами явления ассоциации. Суть этого явления заключается в связи между двумя процессами в мозгу. Опираясь на понятие условного рефлекса, И.П. Павлов дал объяснение сложнейшим процессам, протекающим в мозговой коре и составляющим материальную основу психики. В одном из своих первых докладов, посвященных условным рефлексам, Иван Петрович говорил о том, что все ресурсы человека, все, чем располагала человеческая мысль на протяжении многих столетий, — искусство, литература, философия, исторические науки, религия, — все это было использовано, чтобы осветить сущность того, что представляет собой сознание. Павлов впервые использовал строго объективные методы естественно-научного изучения явлений, этот могущественный ресурс, который приобрело человечество для решения вопроса о том, как развивается психическая жизнь и какова природа тех процессов, которые протекают в мозгу.

В последние годы своей жизни Иван Петрович неоднократно говорил о возможности «слития» субъективного с объективным. Он ясно понимал единство психического и физиологического. Он считал, что сознание, мышление есть функция мозга. Он представлял себе, что психическое и физиологическое — это разные стороны одного и того же явления; он был уверен, что «наступает и наступит, осуществится естественное и неизбежное сближение и, наконец, слитие психологического с физиологическим, субъективного с объективным, решится фактически (подчеркнуто И.П. Павловым) вопрос, так долго тревоживший человеческую мысль. И всякое дальнейшее способствование этому слитию есть большая задача ближайшего будущего науки» .

Благодаря исследованиям И.П. Павлова перед физиологами открылись широкие просторы для новых исследований, для бесконечного числа наблюдений и опытов. Психологи же получили «общую прочную почву, естественную основу изучаемых ими основных явлений, в которой легче им будет разместить бесконечный хаос человеческих переживаний».

Не только физиология головного мозга, но и психология, благодаря исследованиям И.П. Павлова, вступила в новую эру.