Ночная бабочка совка

БАБОЧКИ НОЧНЫЕ

БАБОЧКИ НОЧНЫЕ
группа семейств отряда бабочек, или чешуекрылых (Lepidoptera), второго по числу видов в классе насекомых. Большинство, как следует из названия, ведет сумеречный или ночной образ жизни. Кроме того, ночные бабочки отличаются от дневных и особенностями строения. Тело у них более толстое, а окраска крыльев обычно тусклая, относительно однотонная. Антенны (усики) чаще всего перистые или нитевидные, тогда как у дневных бабочек их концы булавовидно расширены, в связи с чем чешуекрылые этой группы называются также булавоусыми, а ночные бабочки — разноусыми.
Жизненный цикл. Яйца ночные бабочки откладывают одиночные или в кучках. Самки могут «отстреливать» их на лету, вводить в ткани растений или аккуратно размещать на предварительно выбранных объектах. Из яиц вылупляются червеобразные личинки — гусеницы — с четко обособленной жесткой головой, менее выделяющейся грудью, несущей три пары настоящих членистых ног с концевым коготком каждая, и брюшком, на котором обычно находится пять пар мясистых ложных ножек, последняя — на самом конце тела. Ложные ножки всех бабочек оканчиваются несколькими крючковидными щетинками. Пройдя несколько линек, гусеницы превращаются в куколок, которые у большинства ночных бабочек заключены в сплетаемый личинкой шелковый кокон. Шелк вырабатывается крупными специализированными слюнными железами. Они секретируют богатую белком жидкость, которая при контакте с воздухом застывает в волокно. Это волокно используется для плетения кокона, выстилки подземной камеры, вырытой гусеницей перед окукливанием, постройки убежищ, а также для особых приемов защиты от врагов. Внутри куколки эволюционно продвинутых таксонов придатки развивающейся взрослой особи (имаго) плотно прижаты к туловищу и не могут двигаться. Спустя определенный период времени, зависящий от вида и внешних условий, из куколки выходит взрослая бабочка.
Строение. Имаго большинства ночных бабочек очень похожи внешне. Их тело состоит из трех отделов — головы, груди и брюшка. Довольно мелкая голова несет пару сложных (фасеточных) глаз и пару хорошо заметных усиков. У большинства видов на груди две пары крыльев. Все тело густо покрыто волосками и чешуйками.
Ротовой аппарат. Сворачивающийся плоской спиралью хоботок бабочек считается самым специализированным ротовым аппаратом в классе насекомых. В нерабочем состоянии он обычно скрыт под густыми чешуйками. Развернутый хоботок хорошо приспособлен для всасывания жидкой пищи и своим основанием открывается непосредственно в глотку. Непитающиеся имаго с рудиментами ротового аппарата среди бабочек редкость. Самые примитивные представители этого отряда во взрослом состоянии вооружены грызущими челюстями, характерными и для гусениц других групп насекомых.
Крылья. У типичных бабочек имеется две пары хорошо развитых крыльев, густо покрытых волосками и производными от них чешуйками. Однако строение крыльев весьма варьирует: они могут практически полностью отсутствовать (вследствие эволюционной дегенерации), представлять собой широкие плоскости или же узкие, почти линейные структуры. Соответственно различается и способность разных бабочек к полету. У ряда форм, например некоторых волнянок, крылья редуцированы только у самок, тогда как самцы остаются хорошими летунами. Известны виды как с крылатыми, так и с бескрылыми самками. С другой стороны, существуют виды, у которых крылья внешне нормально развиты, но как летательные придатки нефункциональны; пример тому — дающий коммерческий шелк тутовый шелкопряд: его самцы и самки крылатые, но летать не способны. Вероятно, лучше всего летательный аппарат развит в семействе бражников. Их довольно узкие крылья бьют с такой частотой, что бабочки не только развивают высокую скорость, но и способны, как колибри, зависать в воздухе и даже летать задом наперед. У ряда ночных бабочек, например некоторых бражников и всех стеклянниц, волоски и чешуйки на плоскости крыльев практически отсутствуют, однако на способности к полету это не отражается. Крылья у этих видов узкие, и дополнительная механическая опора, создаваемая чешуйчатым покровом, им не требуется. В других случаях система жилок у крыльев в значительной мере редуцирована, и опорную функцию выполняют особым образом расположенные на их поверхности чешуйки. У некоторых очень мелких бабочек крылья настолько узкие, что, вероятно, не могли бы обеспечить подъемной силы, если бы не длинные окаймляющие их волоски. Они расположены настолько густо, что увеличивают площадь соприкасающихся с воздухом несущих поверхностей. Наиболее четкое структурное отличие ночных бабочек от дневных связано с механизмами сцепления передних и задних крыльев, т.е. синхронизации их движения в полете. Этих механизмов у ночных бабочек два. Один из них называется уздечковым. Уздечка — это шиловидный вырост, отходящий от нижней стороны переднего края заднего крыла у его основания. Она вставлена в т.н. ретинакулум на переднем крыле, который у самцов обычно напоминает карман и находится снизу у переднего края крыла на костальной жилке, а у самок выглядит как пучок щетинок или жестких волосков у основания медиальной жилки. Второй механизм обеспечивается цепляющейся за заднее крыло узкой лопастинкой на внутреннем крае переднего крыла у его основания. Такая структура, называемая югум, известна лишь у очень немногих наиболее примитивных форм. У дневных бабочек сцепление обусловлено выростом на задних крыльях, уздечке не соответствующим. Впрочем, известно несколько исключений. У одной примитивной дневной бабочки сохраняется уздечка, а у некоторых ночных бабочек крылья сцеплены, как у дневных.
Сенсорные органы. На различных частях тела ночных бабочек находятся особые сенсорные структуры.
Органы обоняния. Эти органы, находящиеся на антеннах большинства ночных бабочек, представляют собой шишковидные или клиновидные выросты с тонкими кутикулярными стенками. Иннервируются они группой специальных сенсорных клеток, расположенных в более глубоких слоях кутикулы и соединенных с ветвями сенсорных нервов. Обоняние у многих ночных бабочек, судя по всему, очень тонкое: предполагается, что именно благодаря ему они находят представителей противоположного пола и источники пищи.
Органы слуха. У некоторых ночных бабочек известны тимпанальные органы слуха, хотя у всех дневных бабочек они отсутствуют. Эти механорецепторы расположены в боковых углублениях на заднегруди или первых сегментах брюшка. Углубления затянуты тонкой кутикулярной мембраной, под которой находится полость трахеи. Распространяющиеся в воздухе звуковые волны заставляют мембрану вибрировать. Это стимулирует возбуждение особых сенсорных клеток, которое передается ветвям сенсорных нервов.
Органы зрения. Основные органы зрения ночных бабочек — два крупных фасеточных глаза, занимающие почти всю верхнюю часть головы. Такие глаза, характерные для большинства насекомых, состоят из множества одинаковых независимых друг от друга элементов — омматидиев. Каждый из них представляет собой простой глазок с хрусталиком, светочувствительной сетчаткой и иннервацией. Шестиугольные хрусталики нескольких тысяч омматидиев одного фасеточного глаза ночных бабочек образуют его выпуклую многогранную поверхность. Для детального описания строения и работы таких органов зрения здесь потребовалось бы слишком много места, и важно отметить лишь одно: каждый омматидий независимо от других воспринимает часть общего изображения, которое в итоге оказывается мозаичным. Судя по поведению ночных бабочек, острота их зрения, как и у других насекомых, на близком расстоянии хорошая, но удаленные предметы они скорее всего видят довольно расплывчато. Однако благодаря независимой работе множества омматидиев движения попавших в их поле зрения объектов, вероятно, воспринимаются даже «в увеличенном масштабе», поскольку вызывают возбуждение сразу сотен или даже тысяч рецепторных нервных клеток. Следовательно, напрашивается вывод, что глаза такого типа предназначены прежде всего для регистрации движений.
Пигментация. Как и у дневных бабочек, окраска ночных бабочек по своей природе двойная — структурная и пигментная. Пигменты различного химического состава образуются в чешуйках, густо покрывающих тело насекомого. Эти вещества поглощают лучи с определенной длиной волны и отражают другие, которые и представляют собой ту часть солнечного спектра, которую мы видим, рассматривая бабочку. Структурная окраска — это результат преломления и интерференции световых лучей, не связанный с присутствием пигментов. Слоистая структура чешуек и мембран крыла, а также присутствие на чешуйках продольных гребней и борозд приводят к отклонению и взаимодействию «белых» солнечных лучей таким образом, что определенные их спектральные составляющие усиливаются и воспринимаются наблюдателем как цвета. У ночных бабочек окраска по своей природе главным образом пигментная.
Защитные механизмы. Разнообразные защитные механизмы обнаружены у гусениц, куколок и имаго ночных бабочек.
Убежища. Гусеницы из нескольких достаточно далеких друг от друга семейств ночных бабочек, по-видимому, независимо приобрели сходные защитные типы поведения. Наглядный пример — мешочницы и чехлоноски. В семействе мешочниц шелковые домики с прикрепленными снаружи кусочками мусора и листьев гусеницы строят почти сразу же после вылупления. Устройство убежища таково, что из него выступает только передняя часть личинки, которая, если ее потревожить, полностью втягивается внутрь. Размер домика увеличивается по мере роста гусеницы, пока она окончательно не вырастет и не окуклится внутри этого своего «мешка», достигающего в длину 2,5-5 см. Спустя несколько недель оттуда выходит крылатый самец, а самки некоторых родов так и остаются в домике, и спаривание происходит с помощью высокоспециализированного совокупительного органа, который самец туда просовывает. После оплодотворения самка откладывает в своем мешке яйца и либо умирает рядом с ними, так и не выходя наружу, либо, у некоторых видов, все же выползает, чтобы тут же упасть на землю и умереть. Гусеницы чехлоносок строят аналогичные переносные домики из кусочков листьев, сброшенных личиночных покровов и тому подобных материалов, скрепляя их секретом слюнных желез и своими экскрементами.
Волоски, железы и другие личиночные структуры. Гусеницы некоторых видов вооружены жгучими волосками или щетинками. На их острых вершинах открываются протоки ядовитых кожных желез, секрет которых при впрыскивании в тело врага вызывает раздражение его покровов. Специальные железы у личинок из различных семейств смачивают поверхность тела жидкостью, оказывающей скорее всего репеллентное действие на основных опасных для этих видов хищников. Некоторые гусеницы, если их потревожить, начинают сильно извиваться, другие сворачиваются тугим клубком или притворяются мертвыми. Во многих случаях они в момент опасности камнем падают с веток и повисают на шелковых нитях, выделяемых во время падения. Чтобы вернуться назад, гусеница поднимается по шелковинке, перебирая ее ротовыми придатками и передними грудными ногами. У личинок многих бражников восьмой брюшной сегмент несет на спине крупные выросты в виде рогов. Потревоженная гусеница резким движением направляет их на врага. У многих личинок эффективной защитой от паразитов и хищников служат густо покрывающие тело длинные более или менее колючие волоски.
Защитные приспособления куколок. Стадия куколки у ночных бабочек характеризуется рядом признаков, увеличивающих шансы на выживание. Куколки, покоящиеся в почве, отличаются неприметной, сливающейся с фоном окраской. Шелковые коконы, сплетаемые большинством ночных бабочек, служат эффективным приспособлением, защищающим от хищников и паразитов. У хорошо известного тутового шелкопряда они трехслойные. Наружный слой рыхлый, средний плотный, а внутренний пленчатый. Такая конструкция делает почти неуязвимой находящуюся внутри беззащитную куколку.
Защитная окраска. Гусеницы и имаго ночных бабочек широко пользуются покровительственной (криптической) и предупреждающей (отпугивающей) окраской. Последняя привлекает внимание хищников и соответственно демонстрируется видами, которые обладают каким-то мощным защитным средством. Ярко окрашены, например, многие гусеницы с неприятным вкусом, обусловленным секретом специальных желез, или покрытые жгучими волосками. Криптическая окраска, позволяющая сливаться с фоном, развита у личинок некоторых видов просто фантастически. Если гусеница находит корм на хвойном дереве, она может по цвету и форме практически не отличаться от окружающих ее иголок или чешуек. У других видов личинки не только напоминают своим обликом мелкие сучки, но и приподнимаются на ветвях в момент опасности так, чтобы еще более подчеркнуть это сходство. Такой механизм свойствен, например, пяденицам и некоторым ленточницам. Криптическую окраску у имаго ночных бабочек можно проиллюстрировать огромным числом примеров. Отдыхающие особи некоторых видов из далеких друг от друга семейств напоминают кучки птичьего помета, другие прекрасно сливаются с гранитными скалами, корой, листьями или цветками, на которые обычно садятся. Ленточницы демонстрируют на лету яркую предупреждающую окраску задних крыльев, но почти неразличимы в покое, поскольку криптический узор сложенных на спине передних крыльев прекрасно маскирует насекомое на камнях или древесных стволах. Крылья многих ночных бабочек несут пятна, очень похожие на широко открытые глаза крупных хищников. Это отпугивает врагов, которые стараются не рисковать, выясняя истинные размеры «смотрящего» на них животного. Индустриальный меланизм — один из интереснейших феноменов, уже многие годы привлекающий внимание биологов к ночным бабочкам. В популяциях на фоне нормально окрашенных насекомых часто присутствует какой-то небольшой процент более темных особей (меланистов). Образование пигментов у них идет не так, как у прочих, из-за генной мутации, т.е. передается по наследству. Отмечено, что за последнее столетие доля меланизированных форм в популяциях некоторых видов ночных бабочек значительно возросла, причем произошло это в промышленных районах, главным образом в Европе. Зачастую темные бабочки почти полностью вытесняют светлых, считавшихся ранее видовой нормой. Очевидно, речь идет о каком-то быстро развивающемся эволюционном процессе. Изучение видов с индустриальным меланизмом показало следующее. Вероятность выживания «нормальных», т.е. светлых, форм в сельской местности выше, чем у меланистов, поскольку именно нормальная окраска является криптической в данном типе среды. Правда, у темных бабочек есть физиологическое преимущество — они выживают в условиях алиментарного дефицита (недостаточности каких-то компонентов питания), летального для их светлых собратьев, но, очевидно, с опасностью нападения хищников насекомые сталкиваются чаще, чем с неполноценным рационом, поэтому меланисты не только не вытесняют нормальных особей, но и остаются в меньшинстве. В промышленных районах многие объекты, на которые обычно садятся бабочки, покрыты сажей, и темная окраска здесь лучше маскирует от врагов, чем нормальная светлая. Кроме того, в условиях, когда кормовые растения страдают от загрязнения, особое значение приобретают пониженные требования меланистов к качеству пищи. В результате они вытесняют нормальных бабочек в индустриальной среде, а если опасность алиментарного дефицита становится важнее нападений хищников, резко повышают свое присутствие и в сельской местности. Таким образом, подтверждается фундаментальное положение современной эволюционной теории: гены, дающие организму какое-либо преимущество, распространяются в популяции, если не приводят одновременно к появлению снижающих приспособленность признаков. Интересно отметить, что меланистическая окраска, распространившаяся среди бабочек в промышленных и соседних с ними сельских районах, наследуется как доминантный признак. Феномен индустриального меланизма еще требует дальнейшего изучения. Являясь прекрасным примером очень быстро идущего на наших глазах эволюционного процесса, он дает возможность глубже понять некоторые основополагающие его механизмы.
Распространение. Ночные бабочки встречаются на всех континентах, кроме Антарктиды, и на большинстве океанических островов. Очевидно, способность имаго к полету стала важнейшим фактором, объясняющим широкое распространение большинства видов. Однако у некоторых таксонов основные способы расселения иные. Так, на больших высотах и в местах, весьма отдаленных от предполагаемых районов вылупления, отловлены молодые гусеницы, путешествующие по воздуху на выделяемых ими шелковых нитях. Распространению видов способствует и прикрепление яиц к бревнам и другим предметам, которые затем переносятся, например, паводковыми водами или ветром. Многие ночные бабочки связаны симбиотическими отношениями с другими видами, и их ареалы практически совпадают с областью распространения «хозяев». Пример — юкковая моль, размножающаяся в цветках юкки.
Экономическое значение ночных бабочек.
Польза. Поскольку ротовой аппарат подавляющего большинства взрослых ночных бабочек представляет собой мягкий хоботок, не способный протыкать животные и растительные ткани, имаго этих насекомых редко причиняют вред человеку. Во многих случаях они питаются цветочным нектаром, принося бесспорную пользу как опылители важных культур. Пример такой пользы и одновременно симбиотической взаимозависимости — отношения юкковой моли с растениями юкки. Цветок последних устроен таким образом, что оплодотворение семяпочек и развитие из них семян невозможны без помощи опылителя. Такую помощь оказывает самка юкковой моли. Собрав с нескольких цветков пыльцу, она лепит из нее шарик, который аккуратно помещает на рыльце пестика, обеспечивая тем самым оплодотворение семяпочек в завязи, куда она откладывает свои яйца. Развивающиеся семена юкки — единственная пища ее личинок, которые, впрочем, съедают лишь небольшой их процент. В результате сложное поведение имаго этих ночных бабочек необычным образом обеспечивает размножение вполне определенных растений. Известно несколько видов юкковых молей, каждый из которых симбиотически связан с одним или несколькими видами юкки.
Вред. Гусеницы ночных бабочек весьма прожорливы. Они могут повреждать листья, стебли и корни растений, поедать хранящиеся пищевые продукты, портить различные волокна и другие материалы. Личинки многих видов ночных бабочек наносят значительный ущерб сельскому хозяйству. Всем хорошо известен вред молей-кератофагов. Они складывают яйца на шерсть и мех, которыми питаются их личинки. Волокна этих материалов используются некоторыми видами и для постройки куколочных коконов. Злостными вредителями являются моль зерновая, или ячменная, моль индийская мучная и огневка мельничная, уничтожающие зерно на складах. Все три вида — космополиты, т.е. распространены практически по всему миру, и для уменьшения причиняемого ими ущерба приходится постоянно проводить обработку инсектицидами. Гусеницы многих видов относятся к группе т.н. листовых минеров (от англ. miner — рудокоп) — они питаются растительными тканями в глубине листа и для этого прогрызают длинные извилистые ходы и обширные полости под его эпидермисом. Личинки других видов прокладывают туннели внутри ветвей, корней и стволов, проводя всю неполовозрелую жизнь внутри растения-хозяина, обеспечивающего вредителям надежную защиту от паразитов, хищников и пытающегося бороться с ними человека. Вероятно, самый заметный тип ущерба, причиняемого гусеницами растениям, — дефолиация, т.е. уничтожение листвы. Голодные личинки бабочек могут буквально оголять поля, огороды и даже лесные насаждения.

ПАЛЬЦЕКРЫЛКИ, например этот вид Pterophorus pentadactylus, отличаются от прочих бабочек своими продольными рассеченными бахромчатыми крыльями.

BOMBYX MORI (тутовый шелкопряд)

CHRYSIRIDIA MADAGASCARIENSIS

SANNINOIDEA EXITIOSA (стеклянница персиковая)

CASTNIA LICUS

HEMARIS THYSBE

STENOPIS QUADRIGULTATUS

SEMIOPTILA FULVA
ZYGAENA CARNIOLICA

PYRAUSTA FUNEBRIS

EACLES IMPERIALIS

ALYPIA OCTOMACULATA (совка восьмипятнистая)
CATOCALA UNIJUGA
MALACOSOMA DISSTRIA (коконопряд лесной кольчатый, самка)
MALACOSOMA DISSTRIA (коконопряд лесной кольчатый, самец)
LYMANTRIA DISPAR (непарный шелкопряд)

CELERIO LINEATA
SIBINE STIMULEA
SAMIA CYNTHIA (сатурния цинтия)
PLATYSAMIA CECROPIA (сатурния цекропия)
UTETHEISA BELLA (медведица красивая)
PHIGALIA TITEA
ACTIAS LUNA (сатурния луна)
PHIGALIA TITEA (меланизированная форма)
PAPAIPEMA NEBRIS

PYRAUSTA NUBILALIS (кукурузный мотылек)
PYRAUSTA NUBILALIS (гусеница кукурузного мотылька)
PSEUDALETIA UNIPUNCTA
ARCTIA CAIA (медведица обыкновенная)
AUTOMERIS IO (сатурния ио)
TINEOLA BISELLIELLA (моль платяная)
THYRIDOPTERYX EPHEMERAEFORMIS (мешочница поденкоподобная)
CHORISTONEURA FUMIFERANA (еловая листовертка-почкоед)
PYRAUSTA NUBILALIS (кукурузный мотылек)
CARPOCAPSA POMONELLA (яблоневая плодоножка)
EPHESTIA KUHNIELLA (огневка мельничная)
ALSOPHILA POMETARIA
PHLEGETHONTIUS SEXTUS
Классификация. Наиболее распространенная классификационная схема отряда чешуекрылых разделяет его на два подотряда — Palaeolepidoptera и Neolepidoptera. Их представители отличаются друг от друга многими признаками, включая личиночные структуры, ротовой аппарат, жилкование крыльев и строение половой системы. К Palaeolepidoptera относится немного видов, но они представлены широким эволюционным спектром в основном очень мелких форм с гусеницами-минерами, тогда как подотряд Neolepidoptera объединяет подавляющее большинство современных бабочек. Всего отряд чешуекрылых насчитывает более 100 семейств, некоторые из них (только для ночных бабочек) перечислены ниже. Стеклянницы (Sesiidae): стройные формы с прозрачными крыльями без чешуек; внешне напоминают пчел; летают днем. Огневки (Pyralidae): мелкие, разнообразные по форме бабочки; крылья в покое сложены треугольником: многие виды — вредители. Пальцекрылки (Pterophoridae): мелкие формы с продольно рассеченными крыльями, края которых несут бахрому из чешуек. Настоящие моли (Tineidae): очень мелкие бабочки с бахромой из чешуек по краям крыльев. Выемчатокрылые моли (Gelechiidae): мелкие, часто ярко окрашенные бабочки; многие, например моль зерновая (ячменная), — злостные вредители. Бражники (Sphingidae): обычно крупные виды, внешне напоминающие колибри. Мешочницы (Psychidae): самцы крылатые, мелкие, темно окрашенные; бескрылые самки и гусеницы живут в шелковых мешках. Павлиноглазки (Saturniidae): очень крупные, ширококрылые бабочки с массивным туловищем; у многих на крыльях «глазные» пятна. Пяденицы (Geometridae): мелкие, стройные, ширококрылые формы, гусеницы которых «шагают», изгибаясь петлей в вертикальной плоскости. Листовертки (Tortricidae): мелкие и средние виды; сложенные крылья часто по очертаниям напоминают колокол; многие — опасные вредители, например еловая листовертка-почкоед и яблоневая плодожорка. Коконопряды (Lasiocampidae): среднего размера мохнатые бабочки с массивным туловищем; гусеницы — опасные вредители. Медведицы (Arctiidae): среднего размера мохнатые бабочки с ярко окрашенными крыльями. Совки (Noctuidae): формы с невзрачными серыми или бурыми крыльями и нитевидными антеннами. Волнянки (Lymantriidae): самцы с серыми или бурыми крыльями и перистыми антеннами; самки иногда бескрылые; гусеницы ярко окрашенные.

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

Ночная бабочка – это насекомое, относящиеся к разновидности, харктеризующееся богатством видового разнообразия. Они отличаются тем, что ведут активную жизнь в основном по ночам или в сумерках. От дневных эти насекомые отличаются по строению, имея более длинное тело, и окраске – которая не такая яркая и разноцветная, как у любительниц солнечного света.

Внешний вид и строение бабочек

Ночных бабочек называют разноусым, что связано с анатомическим строением усиков, имеющих вид перьев или нитей.

Как выглядит ночная бабочка? Её тело, как и у других видов этого отряда насекомых, имеет три отдела, брюшко, грудину и головку. Последняя у бабочек не отличается величиной, она украшена глазами и крупными усиками. На груди насекомого расположены 2 пары крылышек, а его тело покрыто мельчайшими чешуйками и волосками.

Ротовой аппарат имеет некоторые особенности:

  • хоботок, с помощью которого насекомое принимает пищу, представлен в виде плоской спирали, которая сворачивается и разворачивается и открывается прямо в гортань;
  • когда хоботок не требуется, он скручен и спрятан под чешуйками, покрывающими голову бабочки;
  • в развёрнутом виде, хоботок идеально приспособлен для поглощения жидкостей;
  • взрослые особи имеют челюсти (подобные можно увидеть у гусениц и иных разновидностей насекомых), позволяющие им разгрызать необходимые объекты.

Что касается крыльев, то они практически не отличаются от имеющихся у дневных особей. Ночные красавицы имеют 2 пары крыльев, которые довольно густо усеяны мельчайшими волосками, а также чешуйками, которые образуют скопления волосков.

Строение крыльев может отличаться у разных подвидов:

  • бабочка может не иметь крыльев вовсе (такое строение передаётся насекомыми из поколения в поколение и является эволюционным проявлением);
  • иметь широкую поверхность крыльев;
  • иметь очень узкие крылышки, практически линейные.

От строения крыльев, зависит и полёт, который может продемонстрировать бабочка. К примеру, самцы волнянки являются отличными летунами, которые великолепно пикируют в ночном небе. А их самки могут быть как с крыльями, так и без них.

С другой стороны, известны виды ночных бабочек, имеющих крылья стандартного размера и формы, которые не позволяют насекомому летать (к примеру, у тутового шелкопряда). Лучше всего летательный аппарат развит у ночной бабочки – подвида бражник, узкие крылья которых имеют высокую частоту взмахов, позволяющих им быстро летать и на некоторое время зависать в воздухе, как делают колибри.

У некоторых подвидов ночных бабочек (того же бражника, стеклянницы), на поверхности крылышек совсем нет чешуек и волосков. Однако этот факт никак не влияет на их способность к полёту, узость крыльев позволяет им стабильно держаться в воздухе.

Мелкие особи имеют довольно узкие крылья, которые держат их в воздухе только за счёт расположенных по бокам густых чешуек.

Основным отличием дневных видов бабочек от ночных, считается механизм крепления задних и передних пар крыльев:

  1. Уздечковый: в этом случае от задних крыльев отходит небольшой отросток, который вставлен в отрезок переднего крыла. У самцов он находится на нижней части переднего крыла, у самок – на основании медиальной жилы, он представляет собой скопление ворсинок.
  2. Югум: на переднем крыле находится небольшая лопасть, которая закреплена у его основания. Именно она и скрепляет оба крыла друг с другом.

Бражник тоже активен ночью

Органы чувств у бабочек представлены так:

  1. Органы обоняния: у мотылька ими являются выросты, имеющие форму шишки или клина. Вокруг них находится некоторое количество сенсорных клеточек, которые лежат в глубоких слоях кожи и соединяются с нервами, отвечающими за сенсорные функции. Нюх у бабочек довольно острый, именно благодаря нему они находят самцов, самок или пищу.
  2. Органы слуха: некоторые особи отличаются наличием тимпанальных органов, отсутствующих у дневных мотыльков. Рецепторы такого вида находятся на брюшке или задней части грудины, в специальных боковых углублениях, которые затянуты мембраной кутикулярного вида (под ними находится трахея). Звуковые волны, которые расходятся по воздуху, вызывают вибрацию мембраны, благодаря чему происходит возбуждение клеток и передача информации через сенсоры.
  3. Органы зрения: ночные бабочки имеют два глаза фасеточного вида, которые занимают основную поверхность головы. Эти органы зрения имеют такое же строение, как и у других насекомых: они состоят из множества мельчайших элементов, включающих хрусталик, сетчатку и иннервацию. Как правило, ночные бабочки вблизи видят гораздо лучше, нежели вдали. Органы зрения мотыльков предназначены, в первую очередь, для того чтобы фиксировать встречное движение и самим передвигаться в пространстве.

Глаза бабочек устроены таким образом, что они воспринимают всю информацию по отдельности. Поэтому насекомое получает на выходе мозаичную картинку, которая в несколько раз увеличивает реальное изображение объекта.

Строение глаз

Способы защиты от врагов

Ночные бабочки России, да и все другие, созданы природой таким образом, чтобы иметь защиту от недоброжелателей.

Список защитных механизмов мотыльков представлен ниже.

Построение убежищ: разные подвиды ночных бабочек организуют для себя сходные защитные сооружения. К примеру, чехлоноски и мешочницы. Гусеницы этих мотыльков, через некоторое время после того, как вылупятся, строят домики, вокруг которых закрепляют кусочки листвы и различного мусора.

Эти убежища устроены особым образом, что личинка выступает из них ровно настолько, чтобы она могла в случае опасности быстро спрятаться вовнутрь. Домик растёт со своей хозяйкой, по крайней мере до того времени, пока она не вырастет и не станет куколкой (этот размер примерно равен 4-5 см). Спустя положенное время, бабочки выходят наружу, но только в том случае, если речь идёт о самцах. Самки же остаются в этих домиках дольше, до тех пор, пока не будут оплодотворены самцом, и отложат яйца.

Защитные структуры тела, включающие в себя волоски и железы, также являются средствами защиты мотыльков. Кусаются ли ночные бабочки, имея столь грозное оружие? Ответ очевиден: только в случае необходимости.

Многие гусеницы имеют ряд щетинок или волосков, способных обжигать ядом, скрытым в кожных железах. Во время нападения из острия щетинок выпрыскивается опасная смесь, которая вызывает раздражение кожных покровов врага.

Помимо этого, насекомые используют такие средства защиты:

  • железы у личинок, с помощью которых они покрывают собственное тело жидкостью, отпугивающей приближающихся хищников;
  • отдельные особи начинают активно двигаться во время приближения врага или притворяться мертвыми, либо сворачиваются тугим клубком;
  • личинки, в момент приближения опасности, могут падать с ветвей, на которых обитают, повисая на тонких шелковых нитях (назад особь возвращается по той же нити, медленно перебирая по ней ногами, расположенными на груди и ротовыми придатками);
  • бражники имеют спинные наросты, имеющие вид рогов, которые они направляют в сторону приближающейся опасности;
  • насекомые могут защищаться при помощи покрывающих их тело колючих длинных волосков.

Куколки ночных бабочек, такие беспомощные внешне, тоже имеют механизмы защиты от внезапного вражеского нападения:

  • куколки, живущие в почве, окрашены в тона, которые делают их незаметными;
  • ночные бабочки плетут шелковые коконы (у тутового шелкопряда такие убежища могут иметь до трёх слоёв – рыхлого, плотного и пленчатого), в которые они прячутся от нападения хищников.

Окраска для защиты от хищников

Защитная пигментация ночных бабочек имеет два вида окрасок:

  1. Покровительственная (криптическая) – помогает бабочкам сливаться с окружающим пространством. К примеру, мотылек может полностью сливаться с иголками на ели или листвой на дереве. Другие подвиды могут иметь внешний вид древесных сучков, замирать на ветке в момент наступления опасности, притворяясь мельчайшими ветвями (так делают пяденицы и ленточницы).
  2. Предупреждающая (отпугивающая) – сама по себе привлекает внимание хищников, но обращает их внимание на то, что особь имеет в своём арсенале защитные средства (неприятный вкус, едкий секрет желез, наличие жгучих волосков на поверхности).

Умение ночных бабочек маскироваться при наступлении опасности достойно восхищения. Некоторые сливаются со скалами из гранита, другие перенимают внешний вид птичьего помета, третьи – коры, цветов или листвы.

Ленточницы отличаются окраской, которая видна в момент полёта, на распахнутых задних крыльях. Однако этот вид абсолютно незаметен в состоянии покоя, если бабочка складывает крылышки, узор на её спине напоминает листву или древесную кору.

Крылья ночных красавиц зачастую украшены рисунком в виде широко распахнутых глаз. Это позволяет держать хищников на расстоянии.

Узор на крыльях в виде глаз

Чем питаются бабочки?

Спустя некоторое время после преобразования из куколки в бабочку, она истребляет весь протеин, имеющийся в запасах, и отправляется на поиски пропитания.

Все бабочки имеют хоботок – длинный и подвижный, который образуется из удлиненных и видоизмененных челюстей, именно он позволяет им высасывать нектар из цветков или сок из расселин в деревьях и плодах. Если бабочка готова к принятию пищи её хоботок, которые всегда свёрнут в спираль, разворачивается, позволяя ей полакомиться чем-либо или напиться воды.

Как правило, хоботки ночных бабочек отличаются по своей длине. Последняя зависит от глубины расположения цветков, на которых обычно питается та или иная особь. К примеру, у тропических бражников, размер хоботка может достигать четверти метра.

Бабочка, которая в поисках питания перелетает с цветка на цветок, одновременно опыляет растения. Это происходит путём переноса пыльцы на ножках с одного экземпляра на другой.

Что едят ночные бабочки:

  • фруктовый сок;
  • соки разных растений;
  • гниющие плоды и овощи;
  • сладкое вещество, выделяемое тлёй;
  • экскременты птиц;
  • нектар цветков.

Способы поглощения пищи могут различаться у разных подвидов ночных красавиц.

  1. Крупные парусники во время питья трепещут крыльями, зависая над растением, и только немного касаются лепестков конечностями. Поэтому для них важен простор, чтобы развернутым крыльям ничто не мешало в движении.
  2. Бражники тоже зависают в пространстве, словно колибри, они никогда не садятся на цветок, не касаются венчика.
  3. Другие виды традиционно садятся на цветок и неторопливо наслаждаются сладким нектаром. При этом их роскошные крылья сложены.

Питаются, преимущественно, нектаром с цветков

Бражник во время еды зависает над цветком

Польза и вред

С ночными бабочками связана одна интересная примета: если представительница этого вида насекомых залетает в дом, это сулит её владельцам массу приятного, в виде удачи и достатка.

Ночные бабочки, обладающие ротовым аппаратом с мягким хоботком, которые не может проткнуть ткани растительного и животного происхождения, не причиняют никакого вреда человеку. Кроме того, они приносят немало пользы. Они опыляют множество растительных культур, питаясь цветочной пыльцой. К примеру, юкку могут опылять только юкковые бабочки, оплодотворение семяпочек которых невозможно без внешнего опылителя. Эти бабочки вылепляют шарик из пыльцы, который помещают на пестик растения.

Поведение ночных бабочек довольно сложное, но именно оно обеспечивает размножение отдельных видов культур.

Однако эти красивые мотыльки способны не только приносить пользу, но и некоторый вред. Гусеницы этих особей довольно прожорливы, за счёт чего наносится такой вред:

  • повреждение листвы, корней и стеблей;
  • поедание пищевых продуктов;
  • порча волокон и материалов.

Личинки ночных мотыльков способны сильно навредить сельскому хозяйству. К примеру, моль-кератофаг складывает свои яйца на мехе и шерсти домашних животных. Изредка они используют это сырье для построения собственных коконов.

Известный вред приносят:

  • зерновая моль;
  • индийская мучная моль;
  • ячменная моль;
  • мельничная огневка.

Эти насекомые способны уничтожить зерно, хранящееся на складах. Эти виды бабочек распространены по миру, что заставляет фермеров постоянно применять инсектициды, для защиты собственного хозяйства от истребления.

Гусеницы, относящиеся к разновидности листовых минеров или рудокопов, питаются растительными элементами, которые находятся в центральной части листвы. Для того чтобы добраться к ним, гусеницы прогрызают длинные ходы и полости, находящиеся под эпидермисом. Другие личинки способны прокладывать настоящие миниатюрные тоннели внутри корневой системы, веток и стволов деревьев. В таком укромном местечке они живут достаточно долго, надежно спрятавшись, как от хищников, которые на них покушаются, так и от человека, пытающегося их истребить.

Наиболее заметный вред, наносимый гусеницами ночных бабочек – это уничтожение лиственного покрова. Голодные личинки иногда становятся настоящим бедствием, они способны полностью оголить поля, снять листву с растений на огородах и даже абсолютно изменить внешний вид зелёных насаждений.

Почему бабочки стремятся к свету?

Вопрос, почему ночные бабочки летят на свет, интересует многих. Причем на манящие лучи могут лететь не только ночные разновидности мотыльков, но и дневные, чаще по ошибке. Хотя такая реакция чаще связана с тем, что такие особи просто заснули у источника света, а с наступлением темноты и его включением, оказались напуганы и кинулись в спасительное бегство.

Искусственный свет оказывает огромное отрицательное влияние на ночных насекомых, особенно ярко эта тенденция проявляется в мегаполисах, где источников света очень много. Каждый год, увлечённые манящим электричеством, гибнут миллионы особей ночных бабочек.

Согласно последним исследованиям, ночные бабочки всё реже стремятся к свету. Это связано с формированием у них особых механизмов поведения, помогающих избегать губительного воздействия. Специалисты, проводящие исследования, использовали гусениц горностаевой моли. Этих насекомых растили до момента первой линьки, половину в загородной местности с минимумом искусственного освещения, другую половину – в районах, где освещение на улицах было максимальным. Как показали результаты исследования, те бабочки, которые вышли из гусениц, росших в местах с ярким освещением, на 30% реже бросались на свет, нежели росшие на территории с минимумом света.

Слепой бражник

Виды ночных бабочек

Ночные бабочки традиционно подразделяются на 2 подвида:

  1. Palaeolepidoptera представлены гусеницами минерами и мелкими формами.
  2. Neolepidoptera сюда относится большинство бабочек.

Представители этих подвидов отличаются друг от друга разными признаками, касающимися строения личинок, ротового аппарата, крыльев и половых органов.

К ночным бабочкам относят:

  • стеклянниц, стройных, похожих на пчел с тончайшими бесчешуйчатыми крылышками;
  • огневок, мелких особей с треугольными крыльями, чаще всего являющихся вредителями;
  • пальцекрылок, отличающихся рассеченными крылышками с чешуйчатой бахромой;
  • настоящую моль, мельчайших особей с чешуей по краям крыльев;
  • выемчатокрылую моль, которая имеет яркий окрас и является опасным вредителем;
  • бражников, крупный вид бабочек, схожий с колибри;
  • мешочниц, в виде круглых тёмных самок и самцов, лишенных крыльев;
  • павлиноглазок, обладающих широкими крыльями с рисунком в виде глаз и плотным туловищем;
  • пядениц, очень стройных бабочек, гусеницы которых ползут, изгибаясь в виде петли;
  • листоверток, чьи сложенные крылья имеют форму колокола, а сами особи являются вредителями, которые съедают почки и яблоки;
  • коконопрядов, мохнатых красавиц, гусеницы которых наносят много вреда листве;
  • медведиц, имеющих крылья с ярким окрасом;
  • совок, невзрачных бабочек, крылья которых имеют бурый цвет и антенны в виде нитей;
  • волнянок, самки которых не имеют крыльев, а самцы щеголяют серыми крыльями с антеннами.

>Фото с названиями Ночной павлиний глаз

Строение насекомого

Внешние признаки имаго большинства ночных бабочек очень похожи. Тело взрослой особи имеет три отдела – голову, брюшко и грудь. На маленькой голове расположены фасеточные глаза и хорошо заметные усики. На груди у многих представителей этого вида имеются по две пары крыльев, а на теле – чешуйки и густые волоски. Ротовой аппарат насекомого представляет собой хоботок, сворачивающийся плоской спиралью. Во время бездействия он обычно скрыт густым покровом чешуек.

Хоботок в развёрнутом виде отлично справляется со всасыванием жидкой пищи, открываясь своим основанием прямо в глотку. Непитающихся имаго с наличием рудиментов ротовых аппаратов можно встретить очень редко. Наиболее примитивные взрослые особи этого отряда имеют грызущие челюсти, которыми наделены гусеницы других видов насекомых.

Обычно у ночных бабочек две пары крылышек. В большинстве случаев они хорошо развиты, однако их строение у некоторых видов различается. Есть бабочки, у которых они практически отсутствуют. Крылышки имеют вид широких или узких плоскостей, что оказывает влияние на умение разных видов летать. Встречаются ночные бабочки с отсутствием волосков и чешуек на поверхности крыльев. Но на способности отлично летать это не сказывается. Крылья у них узкие, и в дополнительной опоре, которой мог бы быть чешуйчатый покров, они не нуждаются.

Особенности питания

Когда запасы протеина, накопленные на стадии гусеницы, заканчиваются, у бабочки пропадает способность размножаться. Это вынуждает её употреблять жидкую пищу при помощи хоботка. Его строение позволяет насекомым без труда доставать из цветков нектар и высасывать сок, который выделяют повреждённые плоды и стволы деревьев.

Обычно хоботок имеет размеры, подходящие для глубины цветка, нектаром которого питается бабочка. Стоит отметить, что все виды насекомых имеют разную длину и форму хоботка. Это зависит от вкусовых предпочтений бабочек. Одни из них питаются исключительно соком фруктов или растений, другие употребляют сладкие выделения тлей. Некоторые взрослые бабочки вообще не питаются, поэтому хоботок у них недоразвит или вовсе отсутствует.

Процесс размножения

У бабочек есть способность находить себе пару на больших расстояниях. Самец может почувствовать самку на расстоянии нескольких километров. Это объясняется тем, что самка вырабатывает специфические вещества, которые самец способен уловить усиками. У некоторых самок есть способность подавать ультразвуковой сигнал, который также чувствуют мужские особи на огромном расстоянии.

В размножении бабочек важная роль отведена форме и окраске крыльев, а также непростым формам ухаживания – танцам и брачным полётам. У некоторых видов отмечается половой диморфизм. Он имеет важное значение для нормального полового цикла, поскольку по внешним различиям легко определить брачного партнёра. Кроме этого, облегчают поиск партнёра выделяемые насекомыми феромоны.

Само спаривание осуществляется на земле или поверхности какого-либо растения. Его продолжительность может быть разной – от 15 минут до 1-2 часов. Во время спаривания особи неподвижны. Кроме сперматозоидов, самка получает от самца некоторые микроэлементы и белки, которые необходимы для формирования яиц.

Интересные факты о бабочках: Видео

Стать автором Стать экспертом

aybolitus.narod.ru
Девушки бывают разные — черные, белые, красные. А еще есть проститутки. Получив редакционные 2000 тенге (1 российский рубль=4,8 тенге), так как с пустыми руками эту проблему не исследуешь, я отправился выяснять их количество в городе.
Прежде чем начинать любое исследование, необходимо собрать хотя бы небольшую предварительную информацию об объекте. Памятуя об этом, я в этом отношении не крупный спец, зашел к приятелю (вот кто настоящий дока, крупный специалист по проблеме). Руслан собирался на свидание к девушке.
— По дороге я расскажу, как нужно искать шлюх, — сказал он. — Пошли.
И мы пошли.
— Если окажешься в незнакомом городе, спроси у любого таксиста и он тебе скажет, где найти проститутку. Смотри, как это делается, — и с видом бывалого знатока Руслан, а следом и я, залезли в машину к первому попавшемуся таксисту. Тот назвал нам несколько адресов сходу.
— Дорого берут? — спросил я у него.
— По-разному. В среднем 2500-3000 за час.
— А подешевле?
— Есть, — с ухмылкой ответил таксист. — Только они страшные. И могут «подарочек» всучить. Дороже станется.
На этой оптимистичной ноте мы попрощались и отправились дальше. По пути зашли в сауну. Небольшого роста девушка, по всей видимости банщица, спросила:
— Вы в сауну? Или как?
— Или как, — сказал Руслан, и тут же, не шифруясь, добавил, не понижая голоса, — нам девочки нужны.
— Заходите туда, — банщица не смутилась и кивнула в сторону.
Внутри было уютно, но пусто. На наш немой вопрос девушка сказала:
— Они с клиентами парятся. Придется набраться терпения. Будете ждать?
— Когда освободятся?
— Не знаю. Через час, наверное. Вам сколько их?
— А какая цена?
— 2,5 тысячи за час. Одну или две?
— Одну.
— Тогда 3 тысячи. Только если она на двоих, а не на толпу. На толпу не пойдут.
— Три тысячи тоже дорого, — притворно вздохнул я.
Девушка пожала плечами. Мы отправились дальше. По дороге Руслан в очередной раз вспоминал историю своих взаимоотношений с проституткой, с которой он дружил около полугода. Все это время он вращался в кругу ей подобных. Собственно, по этой причине я и считаю его спецом по девицам такого пошиба.
— Я с ней случайно познакомился, — рассказывал Руслан. — Снял ее в гостинице на ночь. А она утром мне деньги возвращает. Четыре штуки. Я за такие бабки в то время полмесяца горбатился, а она, прикинь, спокойно их отдает. Ну, потом мы с ней и подружились.
Руслан как-то показывал мне ее фотографию. Судя по внешности, недостатка в клиентах она не испытывает.
— Она сама родом из М-ска, — продолжал Руслан. — Приехала сюда после того, как с мужем развелась. У нее и ребенок есть. Мне она рассказывала, что в первый раз ее подруга пригласила с парнем отдохнуть. Отдохнули они, а парни за это им деньги дали. Вот ей и понравилось таким способом деньги зарабатывать. Можно не особо напрягаться.
Однако мое мнение, не такие уж они и легкие. У проститутки всегда есть вероятность не получить денег за услуги: ее могут избить, убить, изнасиловать группой, она может оказаться в постели с извращением, а то и настоящим садистом. Периодически ей приходится отрабатывать на «субботниках», т.е. бесплатно работать, причем не только на сутенеров или бандитов, но и на тех, кто, вроде как бы борется с этим злом, но на самом-то деле девочек этих «крышует» не за бесплатно, разумеется. Это не говоря о риске подцепить вензаболевание. К тому же, беспорядочные половые связи быстро изнашивают организм, даже вроде бы и самый выносливый. А главное как деньги достаются, так они и уходят. Многие путаны не задумываются о будущем, и к тому моменту, как они теряют привлекательность для клиентов, у них, как правило, не остается никаких средств к существованию.
Впрочем, Руслану я не возражаю, и он рассказывает дальше об особенностях работы тружениц презерватива и косметички.
— В Астане нас шлюхи кинули. Мы заранее заплатили им, а те говорят: «Щас сутенеру деньги отдадим и к вам подъедем». А сами свалили. Пока мы разговаривали, дошли до конечного пункта назначения Руслана. Он остался ждать подругу, я вошел в рекомендованную им гостиницу с сауной, не буду называть какую, но очень известную в городе. Согласно его инструкции, подошел к администраторше.
— Здрасьте. В сауне сколько стоит попариться?
— Час — тысяча.
Делаю вид, что не решаюсь продолжить разговор. Увидев это, администраторша добавила:
— С девочкой хотите — 3,5 тысячи.
— Можно посмотреть?
— Девочку выбирайте, конечно, любую. Последняя дверь налево.
Вхожу в указанную комнату. В ней четыре девушки, на вид лет 25-27. Сидят непринужденно, на лицах тоска и усталость. Одна из девочек спросила:
— Вы здесь будете или Вам на выезд?
— Мне на вынос, — ответил я. Заверните, пожалуйста.
Она повернулась и вышла.
— Куда? — спрашиваю у другой.
— Сейчас придет. За девчонками пошла. А вы один?
-Нет, с другом.
Через несколько минут девушка вернулась. За ней вошли еще две. Взглянув на них, подумал: «Такие сами должны платить клиентам». Вслух же спросил:
— Все, больше нету? Тогда вопрос — сколько?
Начался торг. Неуместный, конечно, но другого выхода их разговорить у меня не было. Торговался я с самой симпатичной. Обладательница пышной груди и длинных ног, она невольно возбуждала мужские желания. Нечеловеческим усилием воли, подавив основной инстинкт, я выведал, что хотел.
Девушки согласны ехать в незнакомое место. Но только вдвоем. Правда, со значительной скидкой. Торг начался с 5000 (по 2,5 — каждой), а закончился 2,5 (на двоих). Возможен поход на природу — оплата договорная. Поговорив с ними, я уяснил для себя, что данные особи в иерархии проституток занимают среднюю ступень. Приблизительно такого же ранга были девушки в двух последующих гостиницах. В третью меня не пустили — охранник попался подозрительный. И только в четвертой обнаружились девушки классом повыше. Их ставки довольно высоки. От 5000 за час. В эту стоимость входит час интима и оплата за номер (на дом они выезжают только к проверенным клиентам). Девушки были на любой вкус. По слухам, есть и лучше. Они берут по $100 за час. Поскольку таких денег у меня не было в наличии, в редакции не пожелали на сей эксперимент выделять много, даже лицезреть их я не смог.
1-я часть расследования завершилась. Я убедился, что нелегальные публичные дома не только у нас существуют, и почти-то на легальных основаниях. Девочку для развлечения у нас найти можно без труда на любой вкус. Оставалось выяснить, как работают уличные ночные бабочки…
Девушки бывают разные — черные, белые, красные. А еще есть проститутки. Получив редакционные 2000 тенге, так как с пустыми руками эту проблему не исследуешь, я отправился выяснять их количество в городе.
Я подошел к таксистам. Потрепался с ними о том о сем, затем спросил:
— Говорят, тут девочек снять легко можно?
— Можно, — ответил один из них. — Только они давно не девочки. — И довольный собственным остроумием он, а следом и его товарищи, заржали как кони.
Подождав, пока они отсмеются, снова спросил:
— Так и где телки-то?
Тот же тип опять сострил:
-А мы их не пасем. Пятиминутное ржание.
— Слушай, — предложил я ему, — ты попросись с Петросяном выступать. Будете на пару бешеные бабки иметь.
Таксист-весельчак зашелся в истерическом смехе. Глядя на него, я и сам чуть не рассмеялся, но, вспомнив о задании, лишь кисло осклабился и в очередной раз поинтересовался:
— Ну так как?
Наконец, долгожданный ответ:
— Рано ты подошел. Они как стемнеет подтянуться. Да и вообще с ними лучше не связывайся — они больные все. Давно перезараженные. Щас мужик подъедет, он тебя с «чистой» бабой сведет.
Через некоторое время подъехал «мужик». Подхожу к нему. Видя настороженность в его глазах, мгновенно преображаюсь в простого, разбитного парня.
— Здорово, батя, как дела? Дело к тебе.
Он несколько расслабился, но холодок в нем не исчез. Тихо произнес:
— Говори.
— Баба нужна, — продолжаю.
— Приехал в ваш город, не знаю никого, а расслабиться уж очень хочется.
Мужик изучающе посмотрел на меня и, окончательно растаяв, сказал:
— Есть тут одна. Тебе че главное — лицо или фигура?
— И то и другое.
— На рожу не очень, зато фигура классная.
— Сколько берет?
— Полторы за час.
— Только одна?
— Тебе одной мало? — саркастично заметил сутенер-любитель.
— Выбор нужен.
— Тогда в другом месте ищи. У меня больше нету. Решай.
Мы распрощались. Наняв такси (500 за час езды), я продолжил исследование.
Отправились мы на авторынок, где, как мне сообщили, около стоянок дальнобойщиков всегда крутятся малолетние проститутки. Без труда найдя их (оказалось, и вправду малолетки) и рассмешив парочкой анекдотов, я настолько расположил девочек к себе, что в результате они согласились ехать со мной бесплатно. Правда, поставили условие: развлекаться с ними я буду один и спиртное куплю на их выбор. Девочки были привлекательные и относительно ухоженные, но очень уж молодые — старшей едва исполнилось 15.
Сексуальные связи с несовершеннолетними законом строго караются, а уголовный кодекс надо чтить, что я и сделал. Под предлогом решения неотложных проблем я попросил «дальнобойщиц», или, каких еще называют, «плечевых», подождать, а сам подсел к одному из местных завсегдатаев авторынка по имени Канат (он мне и показал «дальнобойщиц»).
— Подозрительные бабы, — сказал я ему. — Бесплатно подписались со мной ехать. Они потом заяву на меня не накатают?
— Не, не бойся, — ответил он. — Они с понравившимся мужиком могут и за так. Вон с дальнобойщиками, бывает, уедут и катаются по городам, путешественницы.
— И не боятся, что их грохнут или продадут кому-нибудь? Не было таких случаев?
— Не слышал. Может, и были.
— Этих малолеток хорошо знаешь?
— А че ты за них «пробиваешь» все? Не в ментовке, случайно, работаешь? — И, демонстрируя, что это шутка, Канат раскатисто рассмеялся.
«Везет мне сегодня на остряков-самоучек», — подумал я, а вслух сказал:
— Подцепить чего-нибудь боюсь.
— Насчет этого сам думай. Эти бабы молодые, за здоровьем не следят. Может, и больные, я их не пробовал.
В конечном счете он все же рассказал, все что о них знал. По его словам, девочки живут неподалеку. Обе из неблагополучных семей. Работать «дальнобойщицами» стали после того, как заработали в районе славу местных «давалок». Приблизительно так же он охарактеризовал и остальных девочек.
— Сейчас их здесь нет, шляются где-то, — сказал Канат. Он объяснил, что эта группа не допускает конкуренток на свою территорию. Этим и объясняет-ся тот факт, что они все приблизительно одного возраста. Ставки у них такие же, как и у других уличных, но есть одно отличие: в силу своей молодости они менее осторожны.
Несмотря на то, что мое отсутствие длилось около 15-20 минут, вернувшись, я обнаружил, что девочки по-прежнему терпеливо меня ждут. Признаться, меня это не особо обрадовало. Тщательно подбирая слова, вежливо отказался от их услуг. Они возмутились:
Они потребовали с меня компенсации. Такой наглости от проституток я не ожидал. Послав их подальше, сел в машину.
Кстати, с уличными проститутками, по слухам, часто так поступают. Правда, только после того, как воспользуются их услугами…
Ночной город мелькал в окнах автомобиля. Уже через 20 минут быстрой езды мы оказались на его окраине — близ железнодорожного переезда. Большинство из стоявших там девушек — наркоманки. Все как на подбор — монстры. Ради приличия я поговорил с ними. Оказалось, цену за услуги они готовы понизить до стоимости одного «чека» (дозы наркомана). Но даже за деньги я не согласился бы с ними спать, а тем более, если бы пришлось платить им. Поскольку других клиентов поблизости не было, одна из них великодушно предложила:
— Давай я тебе за 200 тенге м…тсделаю.
При этих словах оживился водитель. Пришлось выйти из машины и несколько минут поглазеть на шлюх. В иных угадывалось криминальное прошлое. Во взглядах, манере разговора и поведении чувствовалось влияние зоны. Ко мне приблизилось Нечто, сочетающее в себе черты мальчика-подростка и старушки преклонных лет. Стрельнув сигарету, Оно отошло. Так для меня и осталось навсегда загадкой, к какому роду — женскому или мужскому оно принадлежало.
Наконец, девушка вышла из машины. Мы отправились по домам.
Есть и другие места обитания уличных проституток, но мне и увиденного хватило. Я убедился, что проституция в городе очень распространилась, она существует в самых различных формах. Бороться с этим явлением бессмысленно, да, наверное, и не нужно. Подавляющее большинство мужчин хотя бы раз в жизни прибегали к услугам проституток. Поэтому проституция была, есть и будет, как бы с нею ни боролись. На мой взгляд, с ней нужно не бороться, а ввести ее в какие-то рамки, легализовать. Будет гораздо лучше, если проститутки выйдут из подполья. В этом случае им придется постоянно обследоваться у врачей, понизится их роль в криминальном мире. Как бы это ни звучало смешно, а для кого-то и кощунственно, но проститутки будут вносить свой вклад в экономику. Конечно, открытие борделей полностью не изживет уличную проституцию, с этим придется бороться соответствующим структурам и впредь.
У легализации существуют противники. Их основной довод: легализация проституции будет способствовать развращению нравов. Мне кажется, психически и физически здоровые люди не станут развращенными только из-за того факта, что где-то рядом существуют бордели. Словом, плюсов у легализации больше, чем минусов.

БАБОЧКИ НОЧНЫЕ, группа семейств отряда бабочек, или чешуекрылых (Lepidoptera), второго по числу видов в классе насекомых. Большинство, как следует из названия, ведет сумеречный или ночной образ жизни. Кроме того, ночные бабочки отличаются от дневных и особенностями строения. Тело у них более толстое, а окраска крыльев обычно тусклая, относительно однотонная. Антенны (усики) чаще всего перистые или нитевидные, тогда как у дневных бабочек их концы булавовидно расширены, в связи с чем чешуекрылые этой группы называются также булавоусыми, а ночные бабочки – разноусыми.

Жизненный цикл.

Яйца ночные бабочки откладывают одиночные или в кучках. Самки могут «отстреливать» их на лету, вводить в ткани растений или аккуратно размещать на предварительно выбранных объектах. Из яиц вылупляются червеобразные личинки – гусеницы – с четко обособленной жесткой головой, менее выделяющейся грудью, несущей три пары настоящих членистых ног с концевым коготком каждая, и брюшком, на котором обычно находится пять пар мясистых ложных ножек, последняя – на самом конце тела. Ложные ножки всех бабочек оканчиваются несколькими крючковидными щетинками. Пройдя несколько линек, гусеницы превращаются в куколок, которые у большинства ночных бабочек заключены в сплетаемый личинкой шелковый кокон. Шелк вырабатывается крупными специализированными слюнными железами. Они секретируют богатую белком жидкость, которая при контакте с воздухом застывает в волокно. Это волокно используется для плетения кокона, выстилки подземной камеры, вырытой гусеницей перед окукливанием, постройки убежищ, а также для особых приемов защиты от врагов. Внутри куколки эволюционно продвинутых таксонов придатки развивающейся взрослой особи (имаго) плотно прижаты к туловищу и не могут двигаться. Спустя определенный период времени, зависящий от вида и внешних условий, из куколки выходит взрослая бабочка.

Крылья.

У типичных бабочек имеется две пары хорошо развитых крыльев, густо покрытых волосками и производными от них чешуйками. Однако строение крыльев весьма варьирует: они могут практически полностью отсутствовать (вследствие эволюционной дегенерации), представлять собой широкие плоскости или же узкие, почти линейные структуры. Соответственно различается и способность разных бабочек к полету. У ряда форм, например некоторых волнянок, крылья редуцированы только у самок, тогда как самцы остаются хорошими летунами. Известны виды как с крылатыми, так и с бескрылыми самками. С другой стороны, существуют виды, у которых крылья внешне нормально развиты, но как летательные придатки нефункциональны; пример тому – дающий коммерческий шелк тутовый шелкопряд: его самцы и самки крылатые, но летать не способны. Вероятно, лучше всего летательный аппарат развит в семействе бражников. Их довольно узкие крылья бьют с такой частотой, что бабочки не только развивают высокую скорость, но и способны, как колибри, зависать в воздухе и даже летать задом наперед.

У ряда ночных бабочек, например некоторых бражников и всех стеклянниц, волоски и чешуйки на плоскости крыльев практически отсутствуют, однако на способности к полету это не отражается. Крылья у этих видов узкие, и дополнительная механическая опора, создаваемая чешуйчатым покровом, им не требуется. В других случаях система жилок у крыльев в значительной мере редуцирована, и опорную функцию выполняют особым образом расположенные на их поверхности чешуйки. У некоторых очень мелких бабочек крылья настолько узкие, что, вероятно, не могли бы обеспечить подъемной силы, если бы не длинные окаймляющие их волоски. Они расположены настолько густо, что увеличивают площадь соприкасающихся с воздухом несущих поверхностей.

Наиболее четкое структурное отличие ночных бабочек от дневных связано с механизмами сцепления передних и задних крыльев, т.е. синхронизации их движения в полете. Этих механизмов у ночных бабочек два. Один из них называется уздечковым. Уздечка – это шиловидный вырост, отходящий от нижней стороны переднего края заднего крыла у его основания. Она вставлена в т.н. ретинакулум на переднем крыле, который у самцов обычно напоминает карман и находится снизу у переднего края крыла на костальной жилке, а у самок выглядит как пучок щетинок или жестких волосков у основания медиальной жилки. Второй механизм обеспечивается цепляющейся за заднее крыло узкой лопастинкой на внутреннем крае переднего крыла у его основания. Такая структура, называемая югум, известна лишь у очень немногих наиболее примитивных форм. У дневных бабочек сцепление обусловлено выростом на задних крыльях, уздечке не соответствующим. Впрочем, известно несколько исключений. У одной примитивной дневной бабочки сохраняется уздечка, а у некоторых ночных бабочек крылья сцеплены, как у дневных.

>Сенсорные органы.

На различных частях тела ночных бабочек находятся особые сенсорные структуры.

Органы зрения.

Основные органы зрения ночных бабочек – два крупных фасеточных глаза, занимающие почти всю верхнюю часть головы. Такие глаза, характерные для большинства насекомых, состоят из множества одинаковых независимых друг от друга элементов – омматидиев. Каждый из них представляет собой простой глазок с хрусталиком, светочувствительной сетчаткой и иннервацией. Шестиугольные хрусталики нескольких тысяч омматидиев одного фасеточного глаза ночных бабочек образуют его выпуклую многогранную поверхность. Для детального описания строения и работы таких органов зрения здесь потребовалось бы слишком много места, и важно отметить лишь одно: каждый омматидий независимо от других воспринимает часть общего изображения, которое в итоге оказывается мозаичным. Судя по поведению ночных бабочек, острота их зрения, как и у других насекомых, на близком расстоянии хорошая, но удаленные предметы они скорее всего видят довольно расплывчато. Однако благодаря независимой работе множества омматидиев движения попавших в их поле зрения объектов, вероятно, воспринимаются даже «в увеличенном масштабе», поскольку вызывают возбуждение сразу сотен или даже тысяч рецепторных нервных клеток. Следовательно, напрашивается вывод, что глаза такого типа предназначены прежде всего для регистрации движений.

Убежища.

Гусеницы из нескольких достаточно далеких друг от друга семейств ночных бабочек, по-видимому, независимо приобрели сходные защитные типы поведения. Наглядный пример – мешочницы и чехлоноски. В семействе мешочниц шелковые домики с прикрепленными снаружи кусочками мусора и листьев гусеницы строят почти сразу же после вылупления. Устройство убежища таково, что из него выступает только передняя часть личинки, которая, если ее потревожить, полностью втягивается внутрь. Размер домика увеличивается по мере роста гусеницы, пока она окончательно не вырастет и не окуклится внутри этого своего «мешка», достигающего в длину 2,5–5 см. Спустя несколько недель оттуда выходит крылатый самец, а самки некоторых родов так и остаются в домике, и спаривание происходит с помощью высокоспециализированного совокупительного органа, который самец туда просовывает. После оплодотворения самка откладывает в своем мешке яйца и либо умирает рядом с ними, так и не выходя наружу, либо, у некоторых видов, все же выползает, чтобы тут же упасть на землю и умереть.

Гусеницы чехлоносок строят аналогичные переносные домики из кусочков листьев, сброшенных личиночных покровов и тому подобных материалов, скрепляя их секретом слюнных желез и своими экскрементами.

Волоски, железы и другие личиночные структуры.

Гусеницы некоторых видов вооружены жгучими волосками или щетинками. На их острых вершинах открываются протоки ядовитых кожных желез, секрет которых при впрыскивании в тело врага вызывает раздражение его покровов. Специальные железы у личинок из различных семейств смачивают поверхность тела жидкостью, оказывающей скорее всего репеллентное действие на основных опасных для этих видов хищников. Некоторые гусеницы, если их потревожить, начинают сильно извиваться, другие сворачиваются тугим клубком или притворяются мертвыми. Во многих случаях они в момент опасности камнем падают с веток и повисают на шелковых нитях, выделяемых во время падения. Чтобы вернуться назад, гусеница поднимается по шелковинке, перебирая ее ротовыми придатками и передними грудными ногами. У личинок многих бражников восьмой брюшной сегмент несет на спине крупные выросты в виде рогов. Потревоженная гусеница резким движением направляет их на врага. У многих личинок эффективной защитой от паразитов и хищников служат густо покрывающие тело длинные более или менее колючие волоски.

Защитная окраска.

Гусеницы и имаго ночных бабочек широко пользуются покровительственной (криптической) и предупреждающей (отпугивающей) окраской. Последняя привлекает внимание хищников и соответственно демонстрируется видами, которые обладают каким-то мощным защитным средством. Ярко окрашены, например, многие гусеницы с неприятным вкусом, обусловленным секретом специальных желез, или покрытые жгучими волосками. Криптическая окраска, позволяющая сливаться с фоном, развита у личинок некоторых видов просто фантастически. Если гусеница находит корм на хвойном дереве, она может по цвету и форме практически не отличаться от окружающих ее иголок или чешуек. У других видов личинки не только напоминают своим обликом мелкие сучки, но и приподнимаются на ветвях в момент опасности так, чтобы еще более подчеркнуть это сходство. Такой механизм свойствен, например, пяденицам и некоторым ленточницам.

Криптическую окраску у имаго ночных бабочек можно проиллюстрировать огромным числом примеров. Отдыхающие особи некоторых видов из далеких друг от друга семейств напоминают кучки птичьего помета, другие прекрасно сливаются с гранитными скалами, корой, листьями или цветками, на которые обычно садятся. Ленточницы демонстрируют на лету яркую предупреждающую окраску задних крыльев, но почти неразличимы в покое, поскольку криптический узор сложенных на спине передних крыльев прекрасно маскирует насекомое на камнях или древесных стволах. Крылья многих ночных бабочек несут пятна, очень похожие на широко открытые глаза крупных хищников. Это отпугивает врагов, которые стараются не рисковать, выясняя истинные размеры «смотрящего» на них животного.

Индустриальный меланизм

– один из интереснейших феноменов, уже многие годы привлекающий внимание биологов к ночным бабочкам. В популяциях на фоне нормально окрашенных насекомых часто присутствует какой-то небольшой процент более темных особей (меланистов). Образование пигментов у них идет не так, как у прочих, из-за генной мутации, т.е. передается по наследству. Отмечено, что за последнее столетие доля меланизированных форм в популяциях некоторых видов ночных бабочек значительно возросла, причем произошло это в промышленных районах, главным образом в Европе. Зачастую темные бабочки почти полностью вытесняют светлых, считавшихся ранее видовой нормой. Очевидно, речь идет о каком-то быстро развивающемся эволюционном процессе.

Изучение видов с индустриальным меланизмом показало следующее. Вероятность выживания «нормальных», т.е. светлых, форм в сельской местности выше, чем у меланистов, поскольку именно нормальная окраска является криптической в данном типе среды. Правда, у темных бабочек есть физиологическое преимущество – они выживают в условиях алиментарного дефицита (недостаточности каких-то компонентов питания), летального для их светлых собратьев, но, очевидно, с опасностью нападения хищников насекомые сталкиваются чаще, чем с неполноценным рационом, поэтому меланисты не только не вытесняют нормальных особей, но и остаются в меньшинстве. В промышленных районах многие объекты, на которые обычно садятся бабочки, покрыты сажей, и темная окраска здесь лучше маскирует от врагов, чем нормальная светлая. Кроме того, в условиях, когда кормовые растения страдают от загрязнения, особое значение приобретают пониженные требования меланистов к качеству пищи. В результате они вытесняют нормальных бабочек в индустриальной среде, а если опасность алиментарного дефицита становится важнее нападений хищников, резко повышают свое присутствие и в сельской местности. Таким образом, подтверждается фундаментальное положение современной эволюционной теории: гены, дающие организму какое-либо преимущество, распространяются в популяции, если не приводят одновременно к появлению снижающих приспособленность признаков. Интересно отметить, что меланистическая окраска, распространившаяся среди бабочек в промышленных и соседних с ними сельских районах, наследуется как доминантный признак. Феномен индустриального меланизма еще требует дальнейшего изучения. Являясь прекрасным примером очень быстро идущего на наших глазах эволюционного процесса, он дает возможность глубже понять некоторые основополагающие его механизмы.

Польза.

Поскольку ротовой аппарат подавляющего большинства взрослых ночных бабочек представляет собой мягкий хоботок, не способный протыкать животные и растительные ткани, имаго этих насекомых редко причиняют вред человеку. Во многих случаях они питаются цветочным нектаром, принося бесспорную пользу как опылители важных культур.

Пример такой пользы и одновременно симбиотической взаимозависимости – отношения юкковой моли с растениями юкки. Цветок последних устроен таким образом, что оплодотворение семяпочек и развитие из них семян невозможны без помощи опылителя. Такую помощь оказывает самка юкковой моли. Собрав с нескольких цветков пыльцу, она лепит из нее шарик, который аккуратно помещает на рыльце пестика, обеспечивая тем самым оплодотворение семяпочек в завязи, куда она откладывает свои яйца. Развивающиеся семена юкки – единственная пища ее личинок, которые, впрочем, съедают лишь небольшой их процент. В результате сложное поведение имаго этих ночных бабочек необычным образом обеспечивает размножение вполне определенных растений. Известно несколько видов юкковых молей, каждый из которых симбиотически связан с одним или несколькими видами юкки.

Вред.

Гусеницы ночных бабочек весьма прожорливы. Они могут повреждать листья, стебли и корни растений, поедать хранящиеся пищевые продукты, портить различные волокна и другие материалы. Личинки многих видов ночных бабочек наносят значительный ущерб сельскому хозяйству.

Всем хорошо известен вред молей-кератофагов. Они складывают яйца на шерсть и мех, которыми питаются их личинки. Волокна этих материалов используются некоторыми видами и для постройки куколочных коконов.

Злостными вредителями являются моль зерновая, или ячменная, моль индийская мучная и огневка мельничная, уничтожающие зерно на складах. Все три вида – космополиты, т.е. распространены практически по всему миру, и для уменьшения причиняемого ими ущерба приходится постоянно проводить обработку инсектицидами.

Гусеницы многих видов относятся к группе т.н. листовых минеров (от англ. miner – рудокоп) – они питаются растительными тканями в глубине листа и для этого прогрызают длинные извилистые ходы и обширные полости под его эпидермисом. Личинки других видов прокладывают туннели внутри ветвей, корней и стволов, проводя всю неполовозрелую жизнь внутри растения-хозяина, обеспечивающего вредителям надежную защиту от паразитов, хищников и пытающегося бороться с ними человека.

Вероятно, самый заметный тип ущерба, причиняемого гусеницами растениям, – дефолиация, т.е. уничтожение листвы. Голодные личинки бабочек могут буквально оголять поля, огороды и даже лесные насаждения.

Классификация.

Наиболее распространенная классификационная схема отряда чешуекрылых разделяет его на два подотряда – Palaeolepidoptera и Neolepidoptera. Их представители отличаются друг от друга многими признаками, включая личиночные структуры, ротовой аппарат, жилкование крыльев и строение половой системы. К Palaeolepidoptera относится немного видов, но они представлены широким эволюционным спектром в основном очень мелких форм с гусеницами-минерами, тогда как подотряд Neolepidoptera объединяет подавляющее большинство современных бабочек. Всего отряд чешуекрылых насчитывает более 100 семейств, некоторые из них (только для ночных бабочек) перечислены ниже.

Стеклянницы (Sesiidae): стройные формы с прозрачными крыльями без чешуек; внешне напоминают пчел; летают днем.

Огневки (Pyralidae): мелкие, разнообразные по форме бабочки; крылья в покое сложены треугольником: многие виды – вредители.

Пальцекрылки (Pterophoridae): мелкие формы с продольно рассеченными крыльями, края которых несут бахрому из чешуек.

Настоящие моли (Tineidae): очень мелкие бабочки с бахромой из чешуек по краям крыльев.

Выемчатокрылые моли (Gelechiidae): мелкие, часто ярко окрашенные бабочки; многие, например моль зерновая (ячменная), – злостные вредители.

Бражники (Sphingidae): обычно крупные виды, внешне напоминающие колибри.

Мешочницы (Psychidae): самцы крылатые, мелкие, темно окрашенные; бескрылые самки и гусеницы живут в шелковых мешках.

Павлиноглазки (Saturniidae): очень крупные, ширококрылые бабочки с массивным туловищем; у многих на крыльях «глазные» пятна.

Пяденицы (Geometridae): мелкие, стройные, ширококрылые формы, гусеницы которых «шагают», изгибаясь петлей в вертикальной плоскости.

Листовертки (Tortricidae): мелкие и средние виды; сложенные крылья часто по очертаниям напоминают колокол; многие – опасные вредители, например еловая листовертка-почкоед и яблоневая плодожорка.

Коконопряды (Lasiocampidae): среднего размера мохнатые бабочки с массивным туловищем; гусеницы – опасные вредители.

Медведицы (Arctiidae): среднего размера мохнатые бабочки с ярко окрашенными крыльями.

Совки (Noctuidae): формы с невзрачными серыми или бурыми крыльями и нитевидными антеннами.

Волнянки (Lymantriidae): самцы с серыми или бурыми крыльями и перистыми антеннами; самки иногда бескрылые; гусеницы ярко окрашенные.