Кто сильнее крокодил или

Что будет, если в огромный бассейн поместить крокодила, белую акулу и гигантскую анаконду?

Крокодил Гребнистый 2 года назад

Конечно, в этом случае он не будет приоритетным бойцом. Но из морских млекопитающих такого размера только морж что-то да и сможет сделать:
«Едва ли можно говорить о сколько-нибудь серьезной пищевой конкуренции между моржами и белыми медведями, даже если учитывать то обстоятельство, что моржи время от времени тоже кормятся падалью — например, трупами китов. В голодные месяцы полярной зимы китовые туши — основная пища для всех обитателей Арктики, начиная от чаек и воронов и кончая песцами, волками и медведями. Роберт Браун отмечает, что желудки моржей, убитых неподалеку от освежеванных китовых туш, неизменно набиты китовым мясом. Моржи иногда даже убивают мелких кольчатых нерп,- как мы уже знаем, основную добычу белого медведя. Вполне возможно, что они не гнушаются и морскими зайцами. Педерсен утверждает, что тюлени боятся моржей и избегают мест их залежек. Фрейхен говорит о том, что стада моржей обычно изгоняют тюленей из заливов, где они проводят летние месяцы.
У нас нет основания не верить рассказам о том, как севернее Баффиновой Земли эскимосы ловят моржей на краю льдин; они опускают в воду кусок тюленьего жира в надежде, что морж, привлеченный приманкой, схватит ее и попытается утащить под воду; но поскольку морж не может съесть кусок под водой, он должен вытащить его на лед, и вот тут-то он становится добычей охотника. Говорят, что, заметив черные пятна — тюленей, лежащих на льду, моржи проламывают лед снизу, чтобы добраться до них. По свидетельству Педерсена, морж нарочно долбил льдину, пытаясь расколоть ее под ногами человека. Эскимосы из Гудзонова пролива рассказывают, что осенью, когда они выслеживают моржей у лунок, моржи, заметив место, где стоит охотник, ныряют и затем начинают ломать под ним лед.
Фредерик Джексон, проживший около четырех лет на юго-востоке Земли Франца-Иосифа в конце прошлого века, а также один из спутников Хейг-Томаса подверглись нападению моржа прямо на льдине: морж высунулся из воды и пытался ударить бивнями. К. Коллевей, участник немецкой экспедиции, высадившейся на северо-западном берегу Гренландии в 1869 году, писал: «Мы с трудом пробирались по тропе среди предательских ледяных полей и вдруг увидели моржа: он проломил снизу лед совсем близко от нас и напугал нас своим неожиданным появлением. Мы побежали со всех ног, но морж не оставлял нас — с огромной скоростью он плыл за нами под водой, ломая лед у нас под ногами. Мы пустились врассыпную, перепрыгивая через тонкую корку льда, которую то и дело пробивал альпеншток. Громкое шуршание и хлопанье ласт чудовища сопровождали нас на всем пути, пока наконец мы не выбрались на старый лед, где преследователь оставил нас в покое».
Если вдруг группа людей с судна вспугнет тюленя и моржа, лежащих на льдине недалеко от лунки, то морж, который на суше передвигается быстрее тюленя, первым доберется до спасительной продушины. Но вместо того чтобы мирно обойти тюленя, морж нарочно ударит его бивнями по спине; это неожиданное проявление агрессивности, безусловно, есть следствие страха. Обычно моржи охотятся за тюленями в воде. Педерсен дважды видел, как морж преследовал и затем убил молодую кольчатую нерпу. А эскимосы с берегов залива Камберленд говорили Гантцшу, что не раз наблюдали, как моржи ловили тюленей в воде, хватая их ластами и потом закалывая бивнями. То же самое рассказывают и эскимосы из Понд-Инлета.
В бассейнах Нью-Йоркского аквариума постоянно проводят измерения скорости, с какой плавают моржи разных возрастных групп. Максимальная бросковая скорость не превышает 7-9 километров в час, а нормальная крейсерская составляет всего три с небольшим километра. На воле моржи делают 10-13 километров в час, а самый медлительный из тюленей — не менее 15-20 километров. Поэтому неудивительно, что моржи охотятся только за молодыми тюленями. Однако, допуская, что в море моржи плавают значительно быстрее, чем в бассейне (а нам известно, что они нагоняют даже быстроходных белух), все же нельзя не признать, что тюлени в воде гораздо подвижнее моржей. Поэтому, охотясь на тюленей, морж, подобно медведю, плывет на спине и ныряет под тюленя в тот момент, когда тюлень высовывает голову из воды, чтобы подышать. Обхватив его ластами, морж наносит удар бивнями, раскраивая тюленю грудь. Затем, держа свою добычу ластами точно так же, как моржиха держит щенка, морж-самец плывет с ней к ближайшей льдине, выбрасывает тушу на лед и вылезает сам. Там он вспарывает тюленя бивнями и с жадностью заглатывает большие куски кожи с жиром. Вполне возможно, что он использует для этой операции свои вибриссы. Наблюдения показывают, что в неволе морж, отдирая куски мяса от тюленьей туши, помогает себе вибриссами. Особенно моржи любят лакомиться мягким тюленьим жиром: небольшое расстояние между бивнями, сидящими по обе стороны его пасти, не позволяет ему глотать большие куски мяса. Поэтому неудивительно, что большая часть тюленьей туши оказывается нетронутой. Впрочем, как-то Педерсен обнаружил в желудке моржа целый ласт.
В те месяцы, когда появляется особенно много полярной трески, моржи иногда ловят и эту рыбу, врезаясь в косяки и поедая ее в больших количествах.
Моржи-хищники все же явление аномальное и довольно редкое. Фей считает, что в Беринговом и Чукотском морях едва ли на тысячу моржей приходится один самец-хищник. Но все же они существуют и встречаются гораздо чаще, чем это принято думать. В желудках моржей не раз находили молодых нарвалов, а также шкуру и жир кита. Есть даже единственное свидетельство о том, как два моржа с двух сторон атаковали кита, который защищался хвостом. Судя по всему, киты избегают заходить в воды, где есть моржи. Известный полярный мореплаватель начала XIX века Уильям Скорсби-младший наблюдал много раз в Норвежском и Гренландском морях, как моржи пожирают нарвалов. Эскимосы из пролива Симпсон рассказывали Уильяму Шватке, что моржи часто нападают на морских свиней. Англичанин Роберт Грей, шкипер китобойного судна, заходившего в воды Норвежского моря в 1890 году, писал: «Стоя на мостике, я заметил в темной воде какой-то предмет, над которым кружили птицы. Спустив шлюпку на воду, мы увидели, что это нарвал, сплошь покрытый ранами; брюхо у него было почти выедено. Виновник преступления;- огромный морж, спокойно спал неподалеку на обломке льдины».
За двенадцать лет до этого сообщения отец Грея, судно которого находилось в Гренландском море в 275 милях от побережья Шпицбергена, записывает в судовом журнале: «Продвигаясь на север через ледяные поля и дрейфующие льды, сегодня утром я увидел впереди какой-то предмет, который поначалу принял за древко ручного гарпуна. Вода вокруг него была маслянистой, а рядом сидело несколько птиц. Сперва я подумал, что это мертвый кит, но затем разглядел, что это бивень нарвала. Когда мы подошли ближе, я заметил около него в воде что-то бурое и гадал некоторое время, что бы это могло быть. Однако вскоре я понял, что это морж, крепко вцепившийся в нарвала.
Когда мы подошли совсем близко, я послал две шлюпки и приказал бросить ручной гарпун в нарвала и выстрелить из гарпунной пушки в моржа. Удар первого гарпунера пришелся у самого носа моржа. Морж рассвирепел и выпустил нарвала, который тут же начал тонуть. Моржу явно не хотелось расставаться с добычей, и, нырнув, он вытащил нарвала на поверхность. Обхватив его ластами, он снова вонзил в него зубы.
В это время подошла вторая шлюпка, гарпунер выстрелил из пушки прямо в шею моржа, и тот, наконец, выпустил нарвала. Морж довольно далеко тащил по ветру шлюпку, пока выстрел из ружья в затылок не прикончил его.
Осмотрев туши, мы обнаружили, что у нарвала отсутствуют внутренности, и большая часть брюха съедена или разодрана моржом, который разборчиво выбирал куски, очевидно, потратив немало времени на трапезу. Он объел жир с кожи так чисто, будто ее выскребли ножом. Нарвал был убит недавно, в смертельной схватке морж изранил его клыками от носа до хвоста. Сам же морж был целехонек. На нем был слой жира в три дюйма толщиной, а желудок оказался набитым тюленьей кожей и кусками мяса только что съеденного нарвала. По нашим приблизительным подсчетам, в желудке его находилось не менее пятнадцати галлонов ворвани.
Нарвал имел в длину около четырнадцати футов, не считая бивня, и девять футов в обхвате. Длина бивня равнялась пяти футам.
Морж был длиной одиннадцать футов, а в обхвате имел девять футов десять дюймов.
Как, спрашивается, ухитрился морж удержать такого мощного зверя, как нарвал? Нарвал в родной стихии чувствует себя гораздо свободнее, чем морж, и может уйти с засевшим в нем гарпуном, размотав стосаженный китовый линь.
Вот единственное объяснение, какое я могу придумать: морж застал нарвала во время сна, нырнул под него и, всадив бивни в брюхо, обхватил его ластами. В таком положении мы и нашли их, с той единственной разницей, что морж теперь оказался сверху».»
Источник (в целом, очень интересная книга, советую почитать).

0 Ответить