Корякский снежный баран

Образ жизни

Снежные бараны живут небольшими группами по 3–5 голов, которые с наступлением осени объединяются, образуя смешанное стадо. Половой зрелости животные достигают на третьем году жизни. Период гона приходится на декабрь, а в июне на свет появляются ягнята.

Гон у снежных баранов проходит у верхней границы леса, начинается он во второй декаде ноября и продолжается около месяца, разгар гона приходится на конец ноября. В образовавшихся в этот период репродуктивных стадах на 5-6 самок приходится 2-3 самца. Участвующие в гоне взрослые самцы (5 лет и старше) изгоняют из стад 3-4-летних баранов, после окончания гона еще какое-то время находятся в этих стадах и покидают их в январе. Наиболее активны в размножении 6-7-летние самцы. Конфликтные ситуации между самцами во время гона разрешаются редкими демонстративными стычками, в которых после стремительного столкновения рогами соперники расходятся. Победивший снежный баран не преследует противника.

Через семь месяцев самки отделяются от стада и в укрытых от врагов, защищенных от непогоды местах ягнятся. Детеныш чаще бывает один, иногда двое. Весит ягненок около трех с половиной килограммов, хорошо развит, в «шубке» серо-стального цвета, с черным ремешком по хребту и белой звездочкой на лбу.

В первые дни ягнятами руководит врожденный рефлекс затаивания при малейшей опасности, а через пять-шесть дней его пересиливает другой рефлекс — они ни на шаг не отстают от матерей.

Растет малыш быстро. С семи-десятидневного возраста начинает щипать траву и листья, а вскоре с матерью присоединяется к стаду. К месяцу увеличивает свой вес в три-четыре раза, в сентябре достигает двадцати двух — двадцати пяти килограммов, к зимним холодам еще подрастает. В годовалом возрасте весит тридцать-сорок килограммов, а к полутора годам во всем уподобляется родителям.

Самка ухаживает и защищает ягненка самоотверженно. Даже перед беркутом или орланом, покушающимся на него, встает на дыбы, прикрывая собой детеныша. Тем не менее гибнет их по разным причинам много: тот заболел и не выдержал, этого мать от хищника не уберегла, те не пережили первую зиму. До года доживает от пятидесяти до семидесяти процентов новорожденных, в среднем два из трех.

Снежные бараны отличаются территориальным консерватизмом — они сильно привязаны к определенным местам пастбищ, и им не так просто отправиться на поиски новых земель. Обычно животные совершают лишь незначительные сезонные кочевки. В непогоду снежный баран отлеживается в укрытиях, пещерах, каменных нишах, в которых от частого использования накапливается подстилка из шерсти и высохшего помета .

Летом взрослые самцы и самки живут небольшими обособленными стадами — обычно по четыре, шесть, восемь голов. Часть самцов, преимущественно старых, держится поодиночке. Молодняк этого и прошлого годов рождения — при матерях.

В сентябре, с исчезновением кровососущих насекомых, животные всех возрастных групп образуют крупные смешанные стада и выпасаются в подгольцовом поясе, на богатых кормами тундрах. Это наиболее благоприятный и спокойный период в жизни толсторогов: кровососы отсутствуют, корма обильны и находятся рядом с защитными стациями. Именно на сентябрь приходится образование крупных, до 40 особей, кратковременных стад которые составляют снежные бараны и вскоре с выпадением снега бараны разбиваются на мелкие группы. Однако благоприятный период длится недолго. Уже в октябре частые снегопады покрывают пастбища снегом, что заставляет снежных баранов спуститься в лесной пояс. В это время животные в поисках корма широко перемещаются по лесному поясу, стараясь не отрываться от защитных скал.

Зимой наступает трудная пора. Они находят убежища среди камней и скал. Снежные бараны пребывают в постоянном поиске пропитания, раскапывая снег передними копытами. В это время их рацион довольно скуден — всего лишь сухая трава и лишайники. К концу зимы многие животные оказываются истощенными и гибнут от голода.

Снежные бараны питаются преимущественно высшими растениями, в основном травянистыми, также поедают лишайники и грибы. По подсчётам А. А. Данилкина на основе данных из научной литературы, снежные бараны употребляют в пищу более 320 видов растительности. С весны до начала осени основу рациона составляют различные травы (злаковые, бобовые, осоковые, гречишные и сложноцветные), в том числе питательная и доминирующая по биомассе пушица влагалищная. С начала осени рацион дополняют ягоды, лишайники и грибы (подберёзовики, маслята, сыроежки). Старые грибы, кишащие паразитическими личинками, служат дополнительным источником белков и витаминов. В снежный период бараны добывают себе пищу, раскапывая снег передними ногами. На это время основой их рациона становятся лишайники и засохшая трава. Поедают они и травы, остающиеся зелёными под снежным покровом, а также полыни, хвощи, плауны, мхи, кустарники и кустарнички (карликовые ивы, берёзы и т. д.) корневища и корни ряда растений, хвою лиственницы и кедрового стланика.

Удивительна способность снежных баранов передвигаться по камням и скалам, он легко и ловко взбирается на, казалось бы, неприступные скалы, используя едва заметные выступы, трещины и щели, при движении вниз без затруднений прыгает с 2-3-метровой высоты, а вот на ровном месте волк догоняет их без труда. И потому-то нужны снежным баранам скалы — в них спасение от хищников. На горных кручах они недоступны ни волку, ни росомахе, ни рыси, а тем более бурому медведю.

Снежные бараны молчаливы. Редко когда услышишь от них нечто подобное тихому блеянию овцы, да еще самки с ягнятами издают тонкие переливистые звуки.

О сообразительности этого животного можно судить по таким примерам. Он никогда не ляжет на гребне хребта так, чтобы выделяться на светлом фоне неба, а чуть приспуститься. Или когда настигает его вертолет, он мчится к лесу или в заросли кустарников и там затаивается, будто понимая, что от этого врага на скалах нет спасения.

Распространение

Немногочисленные ископаемые остатки снежного барана обнаружены в отложениях плейстоцена и голоцена, их возраст достигает 40, а возможно и 100 тысяч лет. Насколько можно судить по этим находкам, в плейстоцене ареал данного вида был обширнее современного и простирался от Курильских и Алеутских островов, Камчатки и Сахалина на востоке до Кузнецкой котловины на западе. Он охватывал не только средне- и высокогорные районы, но и плоскогорья. Последующее сокращение ареала связано с увеличением высоты снежного покрова на плоскогорьях в результате потепления и увлажнения климата в начале голоцена. Крупные хищники и охотники также способствовали сокращению ареала. Так, на Курильских и Алеутских островах снежный баран был истреблён людьми несколько столетий назад.

Площадь современного ареала составляет около 1,4 млн. км2. Он является очаговым и приурочен к горным районам. Снежный баран встречается в горах Камчатки, на Корякском нагорье, на Чукотке, в горах Верхоянской горной системы, в районе Станового хребта, на Становом нагорье и на севере Яблонового хребта. Отдельный западный участок ареала, удалённый на 1300 км от восточных участков, расположен в районе плато Путорана. В XIX веке границы этого участка могли достигать низовьев Енисея и гор Бырранга на Таймыре. Не исключено и проникновение снежного барана на Таймыр в XX веке.

Основное поголовье снежного барана находится в Якутии — сорок пять — пятьдесят пять тысяч особей. На Камчатке, на Корякском нагорье и в Чукотском национальном округе теперь живет по шесть-восемь тысяч голов, а всего в Советском Союзе толсторогов семьдесят-девяносто тысяч. Для огромной территории Восточной Сибири и Дальнего Востока это, конечно, немного.

Почему же сокращаются ареал и численность снежного барана? В основном потому, что из-за отличного мяса, хорошей шкуры и замечательного трофея — головы с рогами — на него охотятся издавна.

Охранный статус

Аборигенное население охотилось на баранов всегда, в том числе задолго до прихода русских, но не истребляло их полностью. Вероятно, что люди владели приёмами рационального природопользования. В этом отношении показателен пример Чукотки. У чукчей отношение к снежному барану было по-настоящему хозяйским. Звери жили зачастую в непосредственной близости от поселений людей, но благодаря выработанным народом традициям не исчезали. Охота на снежных баранов жёстко лимитировалась сроками, нарушать которые было нельзя. Более того, толсторогов могли добывать только те охотники, в семьях которых были маленькие дети. Ведь шкуры снежных баранов использовались чукчами для шитья детской одежды. А добыча взрослой самки всегда считалась позорным поступком, недостойным охотника. Нарушителей «запретов» наказывали, но страшнее наказания было общественное мнение. Потом пришла «цивилизация», и снежные бараны, почти исчезнув, попали в региональную Красную книгу.

В Красную книгу России занесены два подвида снежного барана: якутский с третьим охранным статусом и путоранский с четвертым. В течение нескольких последних десятилетий площадь обитания якутских снежных баранов сократилась примерно на 10 тыс. км2. В зимний период животные остро испытывают нехватку кормовых ресурсов. Толстый покров снега и ледяная корка скрывают под собой растительность, и животные просто погибают от голода. На сокращение численности подвида влияют также браконьерство, оленеводство, беспокойство со стороны человека. Кроме того, снежные бараны имеют невысокий репродуктивный потенциал: в гоне участвуют далеко не все самки стада, а смертность детенышей первого года жизни составляет около 20 %.

Путоранский подвид снежного барана редкий и эндемичный, обитает на очень ограниченной территории. Изоляция подвида произошла около тысячи лет назад, и для него существенной остается угроза близкородственного скрещивания. Значительный урон малочисленной популяции нанесли и оленеводческие бригады, которые практически полностью вытеснили путоранского снежного барана из естественных местообитаний. Снежный баран занесен в Международный Красный список и относится к категории видов с минимальной угрозой исчезновения.

В списке Международного союза охраны природы снежный баран отнесён к категории видов, находящихся под наименьшей угрозой.

По подсчётам различных исследователей в 1960—1990-е годы численность снежного барана находилась в пределах 30—97 тысяч особей. По официальным данным Главохоты РСФСР середины 1970-х годов она составляла не более 25—40 тысяч. В 2014 году Государственной службой учёта охотничьих ресурсов поголовье оценивалось в 73,6 тысяч.

В районе плато Путорана в 1970-е годы насчитывалось около 1—1,5 тысяч особей, в 1980-е поголовье увеличилось до 3,5 тысяч, а в начале XXI века достигло 6—6,5 тысяч.