Глубоководная рыба удильщик

Дай лапку

Морские черти — это отряд рыб-удильщиков. Они обитают на большой глубине, могут выдерживать огромное давление и имеют крайне непривлекательный внешний вид.

Как удильщики размножаются. Чтобы произошло оплодотворение икры, две разных рыбы — самец и самка морского черта должны срастись в один организм.

Когда самец удильщика находит себе подходящую пару, он впивается в живот самки и намертво присасывается к ней. Со временем две рыбы сливаются в единое существо с общей кожей, общими кровеносными сосудами и т.д. При этом у самца атрофируются некоторые органы — глаза, плавники и т.д.

Именно из-за того, что морские черти проживают бОльшую часть жизни, в виде такого существа-монстра, ученые сначала никак не могли обнаружить в природе самцов удильщиков — им попадались только самки. Оказалось, что самцы (вернее, то, что от них осталось) «прячутся» внутри.

Морской чёрт, или европейский удильщик (Lophius piscatorius), — крупная рыба длиной до полутора метров, из которых две трети приходится на голову, а весит до 20 килограммов. Рот до безобразия большой и утыкан частоколом острых зубов. Голая кожа с бахромой из кожистых мочек придаёт рыбе на редкость отвратительный вид. На голове удочка — сдвинутый вперёд первый луч спинного плавника, с которого свешивается аппетитная «приманка» — небольшая кожистая бульбочка. Целыми днями чёрт неподвижно лежит на дне и терпеливо ждёт, когда какая-нибудь рыба соблазнится его приманкой. Тогда, не мешкая, разевает пасть и глотает добычу.

Европейский морской чёрт относится к семейству удильщиковых рыб. Живут они на глубине 50-200 метров и считаются достаточно обычными обитателями прибрежных вод. Лишь недавно стало известно, что в глубинах океана живут их близкие родственники. Назвали их глубоководными удильщиками. Сейчас известно около 120 видов. Эти удивительные существа относятся к мелким или очень мелким рыбам. Самки бывают длиной от 5-10 до 20-40 сантиметров, лишь цирация вырастает до метра, а самцы — карлики размером 14-22 миллиметра.

Удочка бывает только у самок. Нередко эта снасть чётко делится на удилище, леску и подвешенную на её конце светящуюся приманку. У каждого вида удильщиков приманка имеет свойственную лишь этим рыбам форму, величину и испускает световые лучи строго определенного цвета. Приманка представляет собой мешочек, наполненный слизью, в которой живут светящиеся бактерии. Для того, чтобы испускать свет, бактериям необходим кислород. Когда удильщик пообедает и займётся перевариванием пищи, то свет ему становится не нужен. Он может привлечь к удильщику внимание крупного хищника. Тогда чёрт пережимает кровеносные сосуды лески и временно гасит свой фонарик.

Удилище, находящееся над головой рыбы, направлено вверх и вперёд, а приманка болтается у самой пасти. Именно сюда приманивается доверчивая дичь. У гигантаксисов удилище с леской в 4 раза длиннее самой рыбы. Это позволяет далеко закинуть приманку и, поддразнивая добычу, завлечь её к всегда готовой разинуться пасти. Каждый сорт приманки привлекает вполне определенную дичь. Это подтверждается тем, что в желудках некоторых удильщиков постоянно встречаются такие рыбы, которые нечасто попадаются в глубоководные тралы и считаются очень редкими.

У глубоководных удильщиков всё необычно, особенно размножение. Самцы и самки так непохожи друг на друга, что их раньше считали разными видами рыб. Когда самец становится взрослым, он отправляется на поиски самки. У женихов большие глаза и внушительный обонятельный орган, помогающие обнаружить самку. Для крохотной рыбёшки поиски невесты — дело трудное. Никто не знает, сколько времени они на это тратят. Неудивительно, что, найдя невесту, самец немедленно впивается в неё своими зубами.

Вскоре губы и язык самца прирастают к телу супруги, и она берёт мужа на полное иждивение. По вросшим в его тело сосудам самка снабжает его всем необходимым. Челюсти, кишечник и глаза самцу больше не нужны, и они атрофируются. В организме самца продолжают работать лишь сердце и жабры, помогая снабжать кислородом его тело, да ещё семенники. Во время размножения самка вымётывает икру, а самец исправно поливает её молоками.

Нерест проходит на большой глубине, но икринки легче воды и всплывают к ее поверхности. Здесь из них вылупляются личинки. Они усиленно питаются, быстро растут и постепенно тонут, пока не вернутся к себе на родину в любимые глубины.

Некоторые виды глубоководных удильщиков считаются съедобными. Их вылавливают в США, Африке и Восточной Азии. Особенно популярно в Северной Америке мясо из хвостовой части удильщика, которого называют Monkfish (рыба-монах) или Goosefish (рыба-гусь). По вкусу оно напоминает мясо лобстера. В Японии и Корее печень рыбы-гуся — деликатес.

Белое, плотное, лишенное костей и чрезвычайно нежное мясо этой рыбы может сделать честь любому праздничному столу. Он пригоден как для жарки кусками и раскрытым в форме бабочки, либо для жарки в гриле, нарезанным кубиками и насаженным на шпажки, так и для отваривания и тушения. Особенно популярен морской черт во Франции, где мясо его хвостовой части готовят множеством способов, например с вареными овощами, а голову, если удается ее заполучить, используют для супа.

Почему морского черта называют «хвостовой рыбой»

С головой монстра рыбаки расправляются быстро. От рыбы остается практически один съедобный хвост, поступающий в продажу очищенным от кожи. Поэтому морского черта нередко называют «хвостовой» рыбой, чье белое, плотное, лишенное костей и чрезвычайно нежное мясо может сделать честь любому праздничному столу. Будучи мастером маскировки, морской черт, с его темной, часто пятнистой, верхней частью тела, почти незаметен на фоне дна мелких прибрежных водоемов, среди камней, гальки и фукуса. Там он обычно любит лежать, подкарауливая добычу. По обеим сторонам головы, по краю челюсти и губ свисают бахромой клочья кожи, шевелящиеся в воде, словно водоросли. По бокам туловища имеются широкие плавники, а на спине тонкие колючки с шаровидным утолщением на конце, заманивающие жертву. Этот морской монстр может достигать 2 м при весе в 30-40 кг. В продажу поступают обычно менее крупные экземпляры. Но и такого размера морской черт может заглатывать достаточно крупную рыбу. Рассказывают, что в брюхе одного морского черта длиной 65 см обнаружили молодую треску длиной 58 см. Морской черт встречается во многих морях, в основном в Атлантике и в Северном море, вплоть до Исландии.

А еще морского черта называют «лягушкой» — зато, что он умеет прыгать

Иногда во время охоты морской черт двигается очень необычно: он прыгает по дну, отталкиваясь грудными плавниками. За это и назвали его «лягвой».

У одного из видов морского черта «удочка» втягивается в специальный канал на спине. Свечение пузырька рыба регулирует сужением или расширением стенок артерий. А у придонной галатетаумы «удочка» вообще находится во рту. Другой вид использует в качестве приманки светящиеся зубы.

Для охоты удильщику достаточно плавать или спокойно отдыхать на песке, время от времени открывая рот и глотая слишком любопытную рыбу. У неё нет шанса спастись: пасть морского черта засасывает воду вместе со всем, что плавает рядом: моллюсками, рачками, иногда даже скатами и акулами. Очень голодный удильщик может поймать водоплавающую птицу. Однако в таком случае он часто давится перьями и гибнет.

Морской черт не умеет сопоставлять размеры добычи с чувством голода. Ихтиологи не раз наблюдали случаи, когда хищник ловил и кусал крупную рыбу, намного большую его самого, а отпустить не мог из-за особенностей строения зубов.

Размножаются удильщики так же необычно, как охотятся. У самцов вообще нет «удочек», а сами они совсем крошечные. Если самки нередко достигают двух метров в длину, самцы редко превышают 5 миллиметров. Каждая самка носит на себе нескольких самцов: они впиваются в неё, сращиваются и постепенно превращаются в половые органы.

Голодные морские черти опасны для аквалангистов. У них очень слабое зрение, которое компенсируется смелостью и прожорливостью, поэтому от голодного удильщика лучше держаться как можно дальше.

Однако откуда такое громкое имя?

По одной версии, эта рыба получила его за свой мягко говоря, экстравагантный внешний вид даже на общем ярком и разнообразном фоне обитателей морских глубин. Плоское тело, огромная уродливая голова с громадной пастью, у некоторых видов составляющая две трети от общей длины, увенчанная частоколом острейших зубов, вызывает чувство ужаса. Эти зубы способны превратить добычу в месиво рваных тканей и костей.

Вообще, морской черт невероятно прожорлив и потому смело бросается даже на казалось бы, заведомо недостижимую цель. И в «голодные» моменты страдающий почти полным отсутствием зрения крупный удильщик поднимается в верхние толщи вод с глубин и в такие моменты он способен напасть и на аквалангистов.

Повстречаться с таким обитателем морских глубин можно как раз в конце лета после изнурительного голодного нереста «черти» уходят на мелководье, где до осени усиленно отъедаются, после чего уходят на зимовку на большие глубины.

Однако по сравнению с акулами, барракудами и спрутами настоящие морские черти или удильщики не представляют для человека непосредственной опасности. Как бы там ни было, их ужасные зубы способны на всю жизнь изуродовать руку неосторожному рыбаку. Впрочем, гораздо больший урон морской чёрт наносит не человеку, а другим промысловым видам рыб. Так, среди рыбаков ходят легенды, что, попав в рыболовецкую сеть, он за время нахождения там съедал попавшую туда рыбу.

Научная классификация:
Домен: Эукариоты
Царство: Животные
Тип: Хордовые
Класс: Лучепёрые рыбы
Отряд: Удильщикообразные
Семейство: Удильщиковые
Род: Удильщики (лат. Lophius (Linnaeus, 1758))

Удильщикообразные

Отряд УДИЛЬЩИКООБРАЗНЫЕ (Lophiiformes) Первый луч колючего спинного плавника сдвинут к верхней челюсти и превращен в своеобразное «удилище» (иллиний), несущее на конце «приманку» (зека), которая служит для привлечения добычи. Брюшные плавники, если имеются, сидят на горле. Грудные плавники поддерживаются 2—3 скелетными элементами, из которых нижний сильно увеличен, обычно расширен на конце и может совершать вращательные движения. Это позволяет донным рыбам использовать грудные плавники, как бы согнутые в локте, для ползания по грунту. Жаберные отверстия небольшие. Тело голое, подчас с большим количеством кожных выростов или покрыто костными бугорками, шипиками или бляшками. Все удилыцикообразные — морские хищные рыбы. Отряд удилыцикообразных включает три подотряда — Удильщиковидных, Клоуновидных и Глубоководных удильщиков с 16 семействами, объединяющими свыше 70 родов и свыше 225 видов.

  • ПОДОТРЯД УДИЛЬЩИКОВИДНЫЕ (LOPHIOIDEI) Удилыциковидные — это крупные малоподвижные рыбы с большой уплощенной головой, огромным ртом и огромным желудком. Передний спинной плавник из 6 колючек, первые три колючих луча обособлены друг от друга, а три задние, меньшие, связаны перепонкой. Грудные плавники большие. Подотряд содержит одно семейство — Удильщиковые.

  • ПОДОТРЯД КЛОУНОВИДНЫЕ (ANTENNARIOIDEI) У клоуновидных рыб в первом спинном плавнике имеется не более 3 колючих лучей. Помимо того, они отличаются от удильщиковидных формой тела и рядом особенностей в строении скелета. Этот подотряд включает 3—4 семейства, важнейшие из них семейства клоуновых, хаунаксовых и нетопыревых.

  • ПОДОТРЯД ЦЕРАЦИЕВИДНЫЕ, ИЛИ ГЛУБОКОВОДНЫЕ УДИЛЬЩИКИ (CERATIOIDEI) Этот подотряд, включающий 11 семейств, 40 родов и около 120 видов, внешне отличается от остальных удильщикообразных прежде всего отсутствием брюшных плавников. В то время как другие удильщикообразные обитают на дне или, в немногих случаях, у поверхности, глубоководные удильщики постоянно живут на большой глубине, обитая в открытом океане в толще воды. Замечательным образом в этом подотряде проявляется половой диморфизм, а в отдельных семействах, и, по-видимому, независимо, выработался паразитизм самцов. Несмотря на то что взрослые глубоководные удильщики живут на глубинах, куда не проникает свет и где отсутствуют какие-либо сезонные изменения, в Северной Атлантике, где они изучены наиболее полно, все виды размножаются в весеннее или летнее время. Нерест происходит, по-видимому, на больших глубинах. Развивающиеся икринки постепенно поднимаются кверху, и личинки длиной 2—3 мм выклевываются в приповерхностном слое 30—200 м, где питаются преимущественно веслоногими рачками и планктонными щетинкочелюстными червями (Chaetognatha). К началу метаморфоза молодь успевает опуститься на глубину свыше 1000 м. По-видимому, ее погружение совершается быстро, так как самки на стадии метаморфоза встречаются в слое 2—2,5 тыс. м, а самцы на этой же стадии — на глубине 2 тыс. м. В слое 1500—2000 м обитают оба пола, прошедшие метаморфоз и достигшие половозрелости, но иногда взрослые особи встречаются и на меньших глубинах. Взрослые самки питаются в основном глубоководными батипелаги-ческими рыбами (миктофовыми, гоностано-выми, хаулиодами, топориками, мелам-фаями и др.)» ракообразными и реже головоногими, а взрослые самцы, подобно личинкам,— веслоногими рачками и щетинкочелюстными. Связанные с индивидуальным развитием вертикальные миграции глубоководных удильщиков имеют очень большое приспособительное значение, так как только в приповерхностном слое их малоподвижные и многочисленные личинки могут найти достаточно корма, чтобы накопить запасы для предстоящего метаморфоза. Огромные потери вследствие поедания икры и личинок хищниками компенсируются у удильщиков очень большой плодовитостью. Их икра мелкая (не более 0,5 — 0,7 мм в диаметре). Их прозрачные личинки напоминают крошечные баллончики, благодаря тому что они одеты в кожный чехол, раздутый студенистой тканью. Эта ткань увеличивает плавучесть и размеры личинок, что наряду с прозрачностью оберегает их прежде всего от мелких хищников, наиболее опасных для них своей многочисленностью. Все глубоководные удильщики характеризуются очень резко выраженным половым диморфизмом. Уже на самых ранних личиночных стадиях, когда по форме тела, размерам, степени развития глаз и обонятельных органов оба пола вплоть до стадии метаморфоза сходны между собой, самки отличаются от самцов наличием «удочки» (иллиция), в которую превращен измененный первый луч спинного плавника. Во время и особенно после метаморфоза у самок относительная величина головы и рта сильно увеличивается, обонятельные органы далее не развиваются, глаза, как правило, становятся маленькими, а у наиболее крупных видов почти вовсе дегенерируют. У самцов, напротив, тело становится более прогонистым, относительная величина головы и челюстей сильно уменьшается, глаза остаются крупными, а обонятельные органы достигают очень больших размеров. У самок, прошедших метаморфоз, на челюстях, сошнике и верхнеглоточных костях развиваются тонкие острые зубы, своими загнутыми вершинами направленные кзади и нередко способные складываться внутрь. У многих видов они мелкие и многочисленные, но у некоторых челюстные зубы очень длинные (виды Linophryne, Lasiognathus и др.). У тауманихта (Thaumanichthys pagidostomus) они особенно сильно развиты на верхней челюсти, а у неоцерации (Neoceratias spinifer) появляются дополнительные огромные зубы, сидящие прямо на рыле и снаружи нижней челюсти. У самцов, прошедших метаморфоз, вместо личиночных зубов в передней части рта развиваются особые зубы, не связанные с челюстями и сливающиеся своими основаниями. Они действуют как щипчики для захвата мелкой добычи и для прикрепления к самкам. Пожалуй, наиболее ярко половой диморфизм проявляется в размерах. Все свободноживущие самцы достигают в длину не более 16—46 мм. Самки много крупнее. Хотя у большинства видов они не превышают в длину 5—10 см, у нескольких видов самки достигают 20 см, у криптопсара (Cryptopsaras couesi) до 44 см, а у гимантолофа (Himantolophus groenlandicus)— до 60 см и веса 4 кг. Самый крупный самец у гимантолофа имеет длину всего 46 мм и вес 0,82 г, т. е. по длине он меньше самки в 13 раз, а по весу в 5000 раз. Однако крупнее всех самки церации (Ceratias holboelli), достигающие длины свыше 1 м. В четырех семействах глубоководных удильщиков (Caulophrynidae, Ceratiidae, Neoceratiidae и Linophrynidae) существуют совершенно необычные отношения между полами, не встречающиеся среди других рыб и неизвестные для позвоночных животных. Они выражаются в том, что карликовые самцы ж::зут в виде паразитов на теле самок. Самец внедряется в кожу самки острыми щипчикообразными зубами. Вскоре губы и язык такого самца полностью сливаются с телом самки, а его челюсти, зубы, глаза и кишечник постепенно редуцируются так, что в конце концов он превращается в придаток, вырабатывающий сперму. Питание паразитирующего самца осуществляется за счет крови самки, так как ее кровеносные сосуды соединяются с сосудами самца. Но жабры самца и крошечные жаберные отверстия сохраняются, вследствие чего поступающая к нему кровь может обогащаться кислородом. Различия в размерах самки и паразитирующего на ней самца могут быть огромными. Так, например, у самки церации (Ceratias holboelli) длиной 119 см и весом 7 кг прикрепившийся к ней самец имел длину 16 мм и весил всего 14 мг. Правда, паразитирующий самец, питающийся за счет самки, у этого вида может достигать в длину 16 еж. У остальных 7 видов, у которых обнаружен паразитизм самцов (Cau-lophryne jordani, Neoceratias spinifer, Cryptopsaras couesi, Edriolychnus schmid-ti, Photocorinus spiniceps, Borophryne apogon и Linophryne argyresca), после прикрепления к самкам самцы, по-видимому, уже не увеличиваются в размерах и не превышают в длину 14—22 мм. Паразитирующие самцы прикрепляются только к взрослым самкам и лишь после того, как они сами завершат стадию метаморфоза. На одной и той же самке на разных участках ее тела может одновременно прикрепляться до трех самцов. Однажды прикрепившись, такие самцы навсегда утрачивают самостоятельность и, судя по всему, в течение ряда лет участвуют в размножении. До перехода к паразитизму такие самцы обладают хорошо развитыми глазами и очень крупными обонятельными органами. Это позволяет предполагать, что они отыскивают самок по специфическому запаху, следы которого сохраняются долгое время в практически неподвижной воде больших глубин. Приблизившись к самке, самец, по-видимому, может визуально «уточнить» ее принадлежность к своему виду по строению зеки, освещаемой вспышками ее светящегося органа, или же по цвету и частоте самих вспышек, закодированных соответствующим образом. Самцы остальных шести семейств глубоководных удильщиков, по-видимому, ведут свободный образ жизни, но не исключена вероятность, что и они в период нереста временно прикрепляются к самкам. Только у самок глубоководных удильщиков сохраняется «удилище» (иллиций) со светящейся «приманкой» (эской), которая у различных видов сильно варьирует по форме и величине и бывает снабжена самыми разнообразными кожными придатками. У самок большинства видов иллиций короткий, но у особей некоторых родов (Rhynchactis, Lasiognathus и Gigantactis) он очень длинный. Так, у гигантактиса (Gigantactis macronema) иллиций в 4 раза превышает длину тела. У лазиогната (Lasiognathus saccostoma) базальная часть иллиция имеет вид длинного прута, втягивающегося в специальное влагалище, а его тонкая и гибкая конечная часть венчается эской с тремя крючками. Все это сооружение выглядит как настоящая оснащенная удочка.

Столь же необычное строение имеет иллиций у церации (Ceratias holboelli): базальная часть его очень сильно удлинена и располагается в специальном канале на спине, где она может свободно выдвигаться или втягиваться. Подманивая добычу, этот удильщик постепенно придвигает светящуюся «приманку» (эску) к огромному рту и в нужный момент заглатывает жертву. У своеобразной придонной галатеатаумы (Galatheathauma axeli), с глубины около 3600 м, светящаяся «приманка» расположена во рту. В отличие от остальных глубоководных удильщиков галатеатаума охотится, по-видимому, не в толще воды, а лежа на дне. Светящийся орган на эске представляет собой железу, заполненную слизью, в которой заключены светящиеся бактерии. Благодаря расширению стенок артерий, снабжающих кровью эту железу, рыба произвольно может вызывать све- чение бактерий, нуждающихся для этого в притоке кислорода, или прекращать его, сужая соответствующие сосуды. Обычно свечение происходит в виде серии последовательных вспышек. У самок некоторых семейств (Diceratiidae и Се- ratiidae) имеется дополнительный була-вовидный светящийся орган на втором головном луче, причем у самок цера-циевых, кроме того, перед мягким спинным плавником есть 1—3 подобных образования. В семействе линофриновых у самок имеются особые придатки на подбородке. Возможно, что у линофрини (Linophryne arborifera) огромный древовидный подбородочный придаток тоже несет светящиеся железы. Взрослые удильщики окрашены в темно-коричневый или черный цвет, их тело обычно голое, и преобразованные чешуи имеются лишь у отдельных видов. Так, у тауманихта (Thaumanichthys pagidosto-mus) густо сидящие шипики имеются на брюшной стороне тела, а у гимантолофов (Himantolophus) на теле имеются костные бляшки, подчас очень крупные. Желудок самок глубоководных удильщиков способен очень сильно растягиваться, благодаря чему они могут заглатывать и переваривать очень крупную добычу, нередко превосходящую их по своим размерам. Жадность удильщиков подчас приводит к гибели не только их жертву, но и их самих. Иногда на поверхности находят мертвых удильщиков с заглоченной рыбой, превышающей их по размерам более чем в два раза. Захватив столь крупную добычу, удильщик не может ее выпустить благодаря строению своих зубов, и ему ничего не остается, как продолжать заглатывать рыбу, стремящуюся освободиться из капкана и увлекающую его вверх. К тому времени, когда удильщик заканчивает обед, он погибает, по-видимому, от потери сил. Личинки глубоководных удильщиков встречаются лишь в тропической и умеренно теплой зонах Мирового океана, лежащих между 40° с. ш. и 35° ю. ш. и ограниченных летними изотермами 20°С в поверхностных водах. В более высоких широтах, включая субарктические и субантарктические воды, встречаются только взрослые особи, которые попадают туда благодаря выносу их течениями.

Отряд Удильщикообразные (Lophiiformes) (В. М. Макушок)

Первый луч колючего спинного плавника сдвинут к верхней челюсти и превращен в своеобразное «удилище» (иллиций), несущее на конце «приманку» (эска), которая служит для привлечения добычи (табл. 54). Брюшные плавники, если имеются, сидят на горле. Грудные плавники поддерживаются 2-3 скелетными элементами, из которых нижний сильно увеличен, обычно расширен на конце и может совершать вращательные движения. Это позволяет донным рыбам использовать грудные плавники, как бы согнутые в локте, для ползания по грунту. Жаберные отверстия небольшие. Тело голое, подчас с большим количеством кожных выростов или покрыто костными бугорками, шипиками или бляшками. Все удильщикообразные — морские хищные рыбы. Отряд удильщикообразных включает три подотряда — Удильщиковидных, Клоуновидных и Глубоководных удильщиков с 16 семействами, объединяющими свыше 70 родов и свыше 225 видов.

Подотряд Удильщиковидные (Lophioidei)

Удилыциковидные — это крупные малоподвижные рыбы с большой уплощенной головой, огромным ртом и огромным желудком. Передний спинной плавник из 6 колючек, первые три колючих луча обособлены друг от друга, а три задние, меньшие, связаны перепонкой. Грудные плавники большие.

Подотряд содержит одно семейство — Удилыциковые.

Семейство Удильщиковые (Lophiidae)

Семейство удилыциковых содержит четыре рода, обитающих на дне, нередко на значительных глубинах, в тропических и умеренно теплых водах Атлантического, Индийского и Тихого океанов.

Наиболее хорошо изучен образ жизни европейского удильщика, или морского черта (Lophius piscatorius), живущего у берегов Европы в пределах шельфа на глубине 50-200 м от Баренцева до Черного моря. Он достигает в длину 1,5 м и веса 20 кг и более. Своим обликом морской черт вполне оправдывает свое название. У крупных особей огромная уплощенная голова составляет 2/3 длины тела, а огромный рот этого чудовища вооружен частоколом острых зубов. Большую часть времени он проводит затаившись на дне, почти незаметно сливаясь с ним благодаря защитной окраске и благодаря тому, что вдоль нижней челюсти, по бокам головы и туловищу его контур «маскируется» бахромой из кожистых мочек. В ожидании добычи черт совершенно неподвижен: он даже удерживает дыхание, и при температуре 11° С проходит 1-2 минуты между двумя вдохами. И только «приманка» (эска) на конце гибкого переднего луча-удилища трепещет, как флажок, над сомкнутым ртом, привлекая неосторожные жертвы. Стоит рыбе или какому-либо другому животному приблизиться к такому живому капкану, как его огромная пасть разверзается и тотчас смыкается, поглощая жертву. Эти движения удильщика совершаются с такой молниеносной быстротой, что за ними почти невозможно уследить. Прожорливый хищник в большом количестве поедает придонных рыб и крупных беспозвоночных (тресковых, песчанок, скатов и мелких акул, угрей, камбал, тригл, бычков, крабов и т. п.). Иногда он поднимается и в толщу воды, где пожирает сельдь и скумбрию. Известны случаи, когда морской черт хватал спящих на поверхности воды водоплавающих птиц, что обычно кончалось гибелью для хищника, подавившегося слишком большой добычей.

Для нереста, который происходит весной, удильщик откочевывает на значительные глубины (400-2000 м). Плодовитость самки 1,3-3,0 млн. икринок. Икра выметывается в толщу воды в виде ленты, достигающей в длину 10 м, в ширину 0,5 м ив толщину около 4-6 мм. Крупные икринки, 2,3-4,0 мм в диаметре, по одной или по две заключены в один слой в слизистые шестигранные ячейки, соединенные между собой. Постепенно их стенки разрушаются, высвобождая икринки, остающиеся на плаву благодаря заключенным в них жировым каплям. Выклюнувшиеся через несколько дней личинки ведут пелагический образ жизни. Они неузнаваемо отличаются от взрослых рыб высоким телом, большими грудными плавниками и сильно удлиненными передними лучами колючего спинного и брюшных плавников. Претерпевая сложный метаморфоз, по прошествии 4 месяцев они превращаются в мальков, которые, достигнув размеров около 6 см, оседают на дно на значительных глубинах, а на умеренных глубинах и у берегов появляются при длине 13-20 см. Взрослые особи после нереста тоже подходят ближе к берегу и держатся здесь, интенсивно питаясь, вплоть до осени, когда они откочевывают на зимовку на большие глубины.

Несмотря на свою отталкивающую внешность, морской черт имеет некоторое промысловое значение, так как его мясо превосходно на вкус. По побережью Европы его ловят ярусами, сетями и тралами.

Всего род Большие удилыцики (Lophius) насчитывает около 12 видов. В Атлантике по американскому побережью от Ньюфаундленда до Бразилии обитает американский морской черт (Lophius americanus). В северной части своего ареала он живет на небольших глубинах, а в тропических водах спускается на значительные глубины. Более мелкая икра, диаметром 1,5-1,8 мм, выметывается у него в слизевой ленте, достигающей 12 м в длину и 60 см в ширину.

Подотряд Клоуновидные (Antennabioidei)

У клоуновидных рыб в первом спинном плавнике имеется не более 3 колючих лучей. Помимо того, они отличаются от удилыциковидных формой тела и рядом особенностей в строении скелета. Этот подотряд включает 3-4 семейства, важнейшие из них семейства клоуновых, хаунаксовых и нетопыревых.

Семейство Клоуновые (Antennariidae)

Относящиеся к семейству клоуновых рыбы характеризуются высоким, сжатым с боков телом, верхним ртом и мелкими зубами, крошечными жаберными отверстиями, расположенными под основаниями грудных плавников, и тремя лучами колючего спинного плавника, передний из которых играет роль удилища с «приманкой» на конце.

Семейство объединяет 9 родов и около 60 видов, обитающих в тропических и субтропических морях Мирового океана. Некоторые виды проникают в умеренно теплые воды. Эти диковинные рыбы живут обычно среди коралловых рифов или среди зарослей водорослей, к лазанию среди которых хорошо приспособлены их рукообразные грудные и брюшные плавники. В этом отношении они действуют как хамелеоны, которым не уступают и в способности сливаться с окружающей средой, превращаясь в настоящих невидимок, в медлительности и в терпении, с которым они, застыв, ожидают добычу, привлекая ее червеобразными движениями своей «приманки». Их бусинки- глаза, нередко замаскированные кожными выростами, напоминающими мох или лишайник, как и глаза у хамелеонов, способны к независимому движению. Многие из них — особенно обитатели коралловых рифов — ярко и пестро окрашены, но и эта окраска носит маскирующий характер. Их тело голое или, чаще, покрыто мелкими шипиками и причудливыми кожными выростами, способствующими маскировке. Все они плотоядны. Способны наполнять плавательный пузырь воздухом и всплывать на поверхность, где они легко подхватываются течениями. Самки выметывают икру в виде слизевой кладки, плавающей у поверхности.

Саргассовый морской клоун (Histriohistrio), достигающий в длину 18 см, связал свою судьбу с плавучими саргассовыми водорослями и полностью перешел к пелагическому образу жизни. Окраска его, желто-зеленая с неправильной формы темными и светлыми пятнами, превосходно маскирует рыбу в саргассах, среди которых он ползает с помощью своих необыкновенно подвижных плавников.

Семейство Хаунаксовые (Chaunacidae)

Это семейство представлено лишь одним видом хаунакс (Chaunax pictus), обитающим на глубинах 200-500 м в тропических водах Атлантического, Индийского и Тихого океанов. От морских клоунов хаунакс отличается округлым телом, положением жаберных отверстий далеко позади грудных плавников и сильным развитием сейсмосенсорных каналов на голове и туловище.

Все тело этой рыбы покрыто шипиками, а от колючего спинного плавника у нее сохранился лишь короткий передний луч (пллиций).

Семейство Нетопыревые, или Морские нетопыри (Ogcocephalidae)

Семейство содержит 7-8 родов и около 35 донных видов, обитающих в тропических и субтропических водах Мирового океана. Характеризуются огромной дисковидно уплощенной головой и коротким узким туловищем. Покрыты костными бугорками или шипами. У них маленький рот с мелкими зубами и крошечные жаберные отверстия. Короткое «удилище» (иллиций), которое венчается «приманкой» (эской), втягивается в специальное влагалище — трубочку, расположенную над самым ртом. Голодная рыба выбрасывает иллиций и приманивает добычу вращением эски.

Наиболее крупные морские нетопыри не превышают в длину 35 см. Большинство видов обитает на значительных глубинах (200-500 м и более), но некоторые, например короткорылый (Ogcocephalus nasutus) и длиннорылый (О. vespertilio), морские нетопыри обитают на мелководье и легко переносят содержание в аквариуме. Ползая по дну на своих больших рукообразных грудных и брюшных плавниках, эти неуклюжие рыбы напоминают тихоходный игрушечный танк. Иногда рыба всплывает над дном, но ее попытки плыть сопровождаются столь нелепыми движениями, что, как бы устыдившись их, она вскоре снова опускается на грунт.

В странах Юго-Восточной Азии из дисковых нетопырей (Halieutaea) делают детские погремушки. У высохшей рыбы взрезают брюшную полость, выскребают полностью внутренности, на их место кладут мелкие камешки; разрез тщательно зашивают и покрывающие тело шипы стачивают.

Подотряд Церациевидные, или Глубоководные удильщики (Cekatioidei)

Этот подотряд, включающий 11 семейств, 40 родов и около 120 видов, внешне отличается от остальных удильщикообразных прежде всего отсутствием брюшных плавников. В то время как другие удильщикообразные обитают на дне или, в немногих случаях, у поверхности, глубоководные удильщики постоянно живут на большой глубине, обитая в открытом океане в толще воды. Замечательным образом в этом подотряде проявляется половой диморфизм, а в отдельных семействах, и, по-видимому, независимо, выработался паразитизм самцов.

Несмотря на то что взрослые глубоководные удильщики живут на глубинах, куда не проникает свет и где отсутствуют какие-либо сезонные изменения, в Северной Атлантике, где они изучены наиболее полно, все виды размножаются в весеннее или летнее время. Нерест происходит, по-видимому, на больших глубинах. Развивающиеся икринки постепенно поднимаются кверху, и личинки длиной 2-3 мм выклевываются в приповерхностном слое 30-200 м, где питаются преимущественно веслоногими рачками и планктонными щетинкочелюстными червями (Chaetognatha). К началу метаморфоза молодь успевает опуститься на глубину свыше 1000 м. По-видимому, ее погружение совершается быстро, так как самки на стадии метаморфоза встречаются в слое 2-2,5 тыс. м, а самцы на этой же стадии — на глубине 2 тыс. м. В слое 1500-2000 м обитают оба пола, прошедшие метаморфоз и достигшие половозрелости, но иногда взрослые особи встречаются и на меньших глубинах. Взрослые самки питаются в основном глубоководными батипелагическими рыбами (миктофовыми, гоностановыми, хаулиодами, топориками, меламфаями и др.), ракообразными и реже головоногими, а взрослые самцы, подобно личинкам,- веслоногими рачками и щетинкочелюстными. Связанные с индивидуальным развитием вертикальные миграции глубоководных удильщиков имеют очень большое приспособительное значение, так как только в приповерхностном слое их малоподвижные и многочисленные личинки могут найти достаточно корма, чтобы накопить запасы для предстоящего метаморфоза. Огромные потери вследствие поедания икры и личинок хищниками компенсируются у удильщиков очень большой плодовитостью. Их икра мелкая (не более 0,5-0,7 мм в диаметре). Их прозрачные личинки напоминают крошечные баллончики, благодаря тому что они одеты в кожный чехол, раздутый студенистой тканью. Эта ткань увеличивает плавучесть и размеры личинок, что наряду с прозрачностью оберегает их прежде всего от мелких хищников, наиболее опасных для них своей многочисленностью.

Все глубоководные удильщики характеризуются очень резко выраженным половым диморфизмом. Уже на самых ранних личиночных стадиях, когда по форме тела, размерам, степени развития глаз и обонятельных органов оба пола вплоть до стадии метаморфоза сходны между собой, самки отличаются от самцов наличием «удочки» (иллиция), в которую превращен измененный первый луч спинного плавника.

Во время и особенно после метаморфоза у самок относительная величина головы и рта сильно увеличивается, обонятельные органы далее не развиваются, глаза, как правило, становятся маленькими, а у наиболее крупных видов почти вовсе дегенерируют. У самцов, напротив, тело становится более прогонистым, относительная величина головы и челюстей сильно уменьшается, глаза остаются крупными, а обонятельные органы достигают очень больших размеров.

У самок, прошедших метаморфоз, на челюстях, сошнике и верхнеглоточных костях развиваются тонкие острые зубы, своими загнутыми вершинами направленные кзади и нередко способные складываться внутрь. У многих видов они мелкие и многочисленные, но у некоторых челюстные зубы очень длинные (виды Linophryne, Lasiognathus и др.). У тауманихта (Thaumanichthys pagidostomus) они особенно сильно развиты на верхней челюсти, а у неоцерации (Neoceratias spinifer) появляются дополнительные огромные зубы, сидящие прямо на рыле и снаружи нижней челюсти.

У самцов, прошедших метаморфоз, вместо личиночных зубов в передней части рта развиваются особые зубы, не связанные с челюстями и сливающиеся своими основаниями. Они действуют как щипчики для захвата мелкой добычи и для прикрепления к самкам.

Пожалуй, наиболее ярко половой диморфизм проявляется в размерах. Все свободноживущие самцы достигают в длину не более 16-46 мм. Самки много крупнее. Хотя у большинства видов они не превышают в длину 5-10 см, у нескольких видов самки достигают 20 см, у криптопсара (Cryptopsaras couesi) до 44 см, а у гимантолофа (Himantolophus groenlandicus) — до 60 см и веса 4 кг. Самый крупный самец у гимантолофа имеет длину всего 46 мм и вес 0,82 г, т. е. по длине он меньше самки в 13 раз, а по весу в 5000 раз. Однако крупнее всех самки церации (Ceratias holboelli), достигающие длины свыше 1 м.

В четырех семействах глубоководных удильщиков (Caulophrynidae, Ceratiidae, Neoceratiidae и Linophrynidae) существуют совершенно необычные отношения между полами, не встречающиеся среди других рыб и неизвестные для позвоночных животных. Они выражаются в том, что карликовые самцы живут в виде паразитов на теле самок. Самец внедряется в кожу самки острыми щипчикообразными зубами. Вскоре губы и язык такого самца полностью сливаются с телом самки, а его челюсти, зубы, глаза и кишечник постепенно редуцируются так, что в конце концов он превращается в придаток, вырабатывающий сперму. Питание паразитирующего самца осуществляется за счет крови самки, так как ее кровеносные сосуды соединяются с сосудами самца. Но жабры самца и крошечные жаберные отверстия сохраняются, вследствие чего поступающая к нему кровь может обогащаться кислородом. Различия в размерах самки и паразитирующего на ней самца могут быть огромными. Так, например, у самки церации (Ceratias holboelli) длиной 119 см и весом 7 кг прикрепившийся к ней самец имел длину 16 мм и весил всего 14 мг. Правда, паразитирующий самец, питающийся за счет самки, у этого вида может достигать в длину 16 см. У остальных 7 видов, у которых обнаружен паразитизм самцов (Caulophryne jordani, Neoceratias spinifer, Cryptopsaras couesi, Edriolychnus schmid- ti, Photocorinus spiniceps, Borophryne apogon и Linophryne argyresca), после прикрепления к самкам самцы, по-видимому, уже не увеличиваются в размерах и не превышают в длину 14-22 мм.


Рис. 221. Глубоководные удильщики: 1 — самка церации (Ceratias holboelli) с паразитическим самцом (1а); 2 — неоцерация (Neoceratias spinifer) с паразитическим самцом (2а), 3 — каулофрина (Caulophryne jordani); 4 — меланоцет (Melanocetus apogon); 5 — борофрина (Borophryne apogon); 6 — гигантактис (Gigantactis macronema)

Паразитирующие самцы прикрепляются только ко взрослым самкам и лишь после того, как они сами завершат стадию метаморфоза. На одной и той же самке на разных участках ее тела может одновременно прикрепляться до трех самцов. Однажды прикрепившись, такие самцы навсегда утрачивают самостоятельность и, судя по всему, в течение ряда лет участвуют в размножении. До перехода к паразитизму такие самцы обладают хорошо развитыми глазами и очень крупными обонятельными органами. Это позволяет предполагать, что они отыскивают самок по специфическому запаху, следы которого сохраняются долгое время в практически неподвижной воде больших глубин. Приблизившись к самке, самец, по-видимому, может визуально «уточнить» ее принадлежность к своему виду по строению эски, освещаемой вспышками ее светящегося органа, или же по цвету и частоте самих вспышек, закодированных соответствующим образом. Самцы остальных шести семейств глубоководных удильщиков, по-видимому, ведут свободный образ жизни, но не исключена вероятность, что и они в период нереста временно прикрепляются к самкам.

Только у самок глубоководных удильщиков сохраняется «удилище» (иллиций) со светящейся «приманкой» (эской), которая у различных видов сильно варьирует по форме и величине и бывает снабжена самыми разнообразными кожными придатками. У самок большинства видов иллиций короткий, но у особей некоторых родов (Rhynchactis, Lasiognathus и Gigantactis) он очень длинный. Так, у гигантактиса (Gigantactis macronema) иллиций в 4 раза превышает длину тела. У лазиогната (Lasiognathus saccostoma) базальная часть иллиция имеет вид длинного прута, втягивающегося в специальное влагалище, а его тонкая и гибкая конечная часть венчается эской с тремя крючками. Все это сооружение выглядит как настоящая оснащенная удочка. Столь же необычное строение имеет иллиций у церации (Ceratias holboelli): базальная часть его очень сильно удлинена и располагается в специальном канале на спине, где она может свободно выдвигаться или втягиваться. Подманивая добычу, этот удильщик постепенно придвигает светящуюся «приманку» (эску) к огромному рту и в нужный момент заглатывает жертву. У своеобразной придонной галатеатаумы (Galatheathauma axeli), с глубины около 3600 м, светящаяся «приманка» расположена во рту. В отличие от остальных глубоководных удильщиков галатеатаума охотится, по-видимому, не в толще воды, а лежа на дне (табл. 7, стр. 80).

Светящийся орган на эске представляет собой железу, заполненную слизью, в которой заключены светящиеся бактерии. Благодаря расширению стенок артерий, снабжающих кровью эту железу, рыба произвольно может вызывать свечение бактерий, нуждающихся для этого в притоке кислорода, или прекращать его, сужая соответствующие сосуды. Обычно свечение происходит в виде серии последовательных вспышек. У самок некоторых семейств (Diceratiidae и Ceratiidae) имеется дополнительный булавовидный светящийся орган на втором головном луче, причем у самок церациевых, кроме того, перед мягким спинным плавником есть 1-3 подобных образования. В семействе линофриновых у самок имеются особые придатки на подбородке. Возможно, что у линофрины (Linophryne arborifera) огромный древовидный подбородочный придаток тоже несет светящиеся железы.

Взрослые удильщики окрашены в темно-коричневый или черный цвет, их тело обычно голое, и преобразованные чешуи имеются лишь у отдельных видов. Так, у тауманихта (Thaumanichthys pagidostomus) густо сидящие шипики имеются на брюшной стороне тела, а у гимантолофов (Himantolophus) на теле имеются костные бляшки, подчас очень крупные.

Желудок самок глубоководных удильщиков способен очень сильно растягиваться, благодаря чему они могут заглатывать и переваривать очень крупную добычу, нередко превосходящую их по своим размерам. Жадность удильщиков подчас приводит к гибели не только их жертву, но и их самих. Иногда на поверхности находят мертвых удильщиков с заглоченной рыбой, превышающей их по размерам более чем в два раза. Захватив столь крупную добычу, удильщик не может ее выпустить благодаря строению своих зубов, и ему ничего не остается, как продолжать заглатывать рыбу, стремящуюся освободиться из капкана и увлекающую его вверх. К тому времени, когда удильщик заканчивает обед, он погибает, по-видимому, от потери сил.

Личинки глубоководных удильщиков встречаются лишь в тропической и умеренно теплой зонах Мирового океана, лежащих между 40° с. ш. и 35° ю. ш. и ограниченных летними изотермами 20° С в поверхностных водах. В более высоких широтах, включая субарктические и субантарктические воды, встречаются только взрослые особи, которые попадают туда благодаря выносу их течениями.

Внешний вид и разновидности

По одной из версий, невзрачный и устрашающий внешний вид, а также среда обитания дали рыбе ее прозвище глубоководного морского черта. Некоторые особи могут достигать в длину до двух метров. Рыба обладает непропорциональным шаровидным телом, голова занимает больше половины туловища. Окрас помогает ей идеально маскироваться. Удильщики бывают темно-коричневые и черные, а вот их брюхо, как правило, белое.

Рот у морского черта огромный, украшенный рядом острых, загнутых внутрь зубов. Вокруг рта могут быть шевелящиеся кожистые складки, которые тоже помогают рыбе успешно прятаться в водорослях на дне и поджидать добычу.

Рыба не имеет чешуи, но у некоторых видов голая кожа покрыта чешуйками, преобразованными в шипы. Удильщик обладает очень слабым зрением и обонянием, глаза у него очень маленькие. Поднятая на поверхность рыба выглядит совсем не так, как на привычной для нее глубине. Раздутое тело и выпученные глаза — следствие избыточного внутреннего давления.

Существует 11 семейств морского черта

Удильщиков можно разделить на 11 семейств:

  • Каулофриновые;
  • Центрофриновые;
  • Цератиевые;
  • Дицератиевые;
  • Длиннощуповые;
  • Гимантолофовые;
  • Линофриновые;
  • Меланоцетовые;
  • Новоцератиевые;
  • Онейродовые;
  • Тауматихтовые.

Еще одна характерная особенность этого вида — удилище (иллиций). По сути, это отросший спинной плавник, а именно первый луч. Вид Ceratias holboelli может прятать иллиций, втягивая его внутрь туловища, а у Galatheathauma axeli он находится прямо во рту.

У большинства видов удочка направлена вперед и свисает прямо к пасти, заманивая добычу. На конце иллиция имеется эска или приманка. Эска представляет собой кожаный мешочек – это железа, заполненная слизью с биолюминесцентными бактериями, за счет которых приманка светится. Обычно свечение представляет собой серию вспышек. Рыба может вызывать и прекращать свечение, контролируя процесс расширением и сужением сосудов, так как железа нуждается в притоке крови, а биолюминесцентные бактерии — в кислороде.

Среда обитания и питание

Глубоководный удильщик обитает в толще вод Мирового океана. Рыба приспособлена жить на глубине до 3 километров. Особенно распространен удильщик в Атлантическом океане, от берегов Исландии до Гвинейского моря, предпочитая прохладные воды.

Самки охотятся на других глубоководных рыб — гоностомовых, хаулиодов, меламфаев, питаются также ракообразными и иногда головоногими.

Процесс охоты выглядит следующим образом. Удильщик лежит на дне, спрятавшись в иле и водорослях. Он включает свечение эски и дергает ей так, что это похоже на движение мелкой рыбки. Чтобы поймать добычу, самка терпеливо ждет, когда она сама к ней приплывет. Мелкую добычу она втягивает в себя, засасывая вместе с водой. На то, чтобы заглотить любопытную рыбку, нужно несколько миллисекунд. Иногда, за счет своих развитых грудных плавников или выпуская струи воды сквозь жабры, удильщик может выпрыгивать вперед, нападая на добычу.

Удильщик крайне прожорливая рыба, она может напасть на добычу, превосходящую ее размерами в три раза. Хотя желудок у рыб растягивается до внушительных размеров, такой обед заканчивается для рыбы смертью. Так как зубы у нее загнуты внутрь, она не может выплюнуть добычу и давится.

Методы охоты морского черта достаточно неординарные

Были случаи, когда родственный удильщику вид, морской черт, заглатывал морских птиц с таким же исходом. Как правило, наверх морской черт всплывает, когда интенсивно отъедается после нереста. В такие моменты он может напасть и на человека.

У самцов рацион скромный, они питаются мелкими организмами. До определенного момента их пищу составляют веслоногие рачки и щетинкочелюстные, пока самцы не начинают паразитировать.

Паразитизм самцов

Из всего многообразия животного мира, паразитизм самцов присущ только рыбе-удильщику. Из одиннадцати семейств удильщиков, четыре подвержены этому паразитизму, а именно:

  • Каулофриновые;
  • Линофриновые;
  • Цератиевые;
  • Новоцератиевые.

Обладая хорошим зрением и обонянием, самцы обнаруживают самку по испускаемым феромонам, которые долго сохраняются в неподвижной толще воды. Чтобы понять, принадлежит ли самка к их виду, самцы зрительно оценивают форму удочки и периодичность вспышек, которая разнится у всех видов. Убедившись, что самка такого же вида, самец подплывает к ней и намертво вцепляется в бок зубами.

Прикрепившись к самке, самец удильщика утрачивает самостоятельность. Через некоторое время он срастается с самкой языком и губами. Его органы атрофируются, в частности, глаза, зубы, челюсти, органы обоняния, плавники, желудок. Он становится с самкой единым целым, питая себя через систему общих кровеносных сосудов.

На теле самки могут паразитировать до шести самцов. В конце концов, они превращаются в простые придатки, которые выполняют единственную функцию — выработку спермы. В нужный момент самцам всего лишь нужно оплодотворить икру.

Самцы находят самку легко, с помощью феромонов

Употребление в пищу

Европейский удильщик или морской черт относится к промысловым видам рыбы и даже считается деликатесом. В особенно больших количествах морского черта добывают в Великобритании и Франции, но вообще его ловят по всему миру — в Америке, Африке, Восточной Азии.

Свою популярность рыба получила за счет плотного бескостного мяса, хотя и довольно жесткого. В пищу употребляют хвостовую часть удильщика, из головы варят суп. Хвостовую часть готовят множеством способов. Блюда из морского чёрта особенно ценятся во Франции.

В данном видео вы подробнее узнаете о данной рыбе:

На дне самых глубоких морей и океанов, где вода ледяная, давление достигает колоссальных значений, а количество пищи минимально, обитают глубоководные рыбы–удильщики (лат. Ceratioidei). Все их существование – яркий пример того, как живые организмы могут приспосабливаться даже к самым суровым и неблагоприятным условиям жизни.

Глубоководные удильщики – одни из самых удивительных морских обитателей, живущие на глубине от полутора до трех километров. Визитная карточка этих рыб – видоизмененный луч спинного плавника, выступающий в роли приманки и по форме напоминающий удочку рыбака. Именно этой особенности своей внешности рыбы-удильщики обязаны таким названием.

Theodore W. Pietsch

На конце удочки (иллиция), нависающей над огромным, с острыми иглообразными зубами, ртом, расположился небольшой кожный вырост (эска), наполненный миллионами светящихся бактерий. Именно на его свет, как мотыльки на пламя, плывут другие, маленькие и не очень, жители океанского дна. Чтобы усилить производимый эской эффект, удильщик способен контролировать яркость и частоту вспышек. Для этого ему достаточно сужать или расширять кровеносные сосуды, регулируя количество поступающего в эску кислорода, который «зажигает» или наоборот, «гасит» светящиеся бактерии.

У разных видов удильщиков принцип действия и устройство удочек могут различаться — от самых простых, нависающих над головой, до более сложных, способных выдвигаться из канала на спине и втягиваться обратно, заводя будущую жертву прямо в рот.

Удильщики, обитающие на самых больших глубинах (более 3500 метров), предпочитают не тратить энергию и охотятся, лежа на дне, а удочки, для большего удобства, расположены прямо в их огромной зубастой пасти. Благодаря темной окраске и грубой бородавчатой коже, глубоководных хищников почти не видно на морском дне.

Удильщики настолько прожорливы, что готовы съесть все, что помещается в их зубастую пасть. Но проблема в том, что их рот намного больше пищевода, и проглотить добычу, в три раза превышающую их по размеру, этим рыбам не под силу. Выплюнуть обратно крупную жертву тоже не получится — мешают зубы, и очень часто такие попытки проглотить непосильную добычу становятся последним, неудачным, обедом в жизни удильщика.

Однако самое удивительное качество удильщиков – это способ их размножения. Самцы, размеры которых в десятки раз меньше размеров самок, добровольно идут на то, чтобы из полноценных особей превратиться в примитивные придатки, вырабатывающие сперму.

Это явление получило название «паразитизм самцов» и состоит в том, что самцы, изначально имеющие все хорошо развитые органы, острыми зубами вгрызаются в кожу самки и, оказавшись в ситуации, когда не нужно искать пищу и бороться за выживание, постепенно начинают деградировать. Они срастаются с самкой не только губами и языком, но и кровеносными сосудами, становясь с ней как бы единым целым. И тогда необходимость в глазах, желудке, челюстях и других внутренних органах отпадает, и они полностью атрофируются. Единственное, что остается от самца-паразита – репродуктивные органы.